Мир искусства окутан атмосферой романтики. Жизнь художника в кино и литературе чаще всего представлена в образе богемном, художник-персонаж всегда или часто не вполне адекватен общепринятым нормам поведения. Всё это отражает реальную жизнь лишь в какой-то мере. Надеюсь, некоторые разъяснения не уничтожат мифы, а по законам реализма представят явления в более сложном контексте.

Итак, что представляет собой реальная жизнь художника? Это работа. При этом, как любая другая, она требует от художника не столько вдохновения, сколько профессионализма, который позволяет в полной мере реализовать замысел, возникающий и развивающийся внутри него.
В процессе работы над формой эмоция, рождающая чувства и питающая замысел произведения, должна подчиниться  логике, благодаря которой возникает ясность композиционного решения и, как следствие,  возможность прочтения художественного произведения зрителем. Каждая идея требует особого способа воплощения, поиска сюжета, композиции, выразительной пластики линий, ритма, цвета. Самое сложное в этом процессе – сохранение в законченном произведении первоначальной энергии чувства, импульса, который подтолкнул художника к началу работы. Наверное, именно этим можно объяснить длительное образование художников со сложным ступенчатым характером (школа-училище-вуз) и практически не прекращающееся всю жизнь. До сих пор академические институты поощряют поступление людей, окончивших художественные училища. В училище художник получает азы грамоты и знакомится с общей культурой профессии, получает специализацию. Художник взрослеет и приобретает жизненный опыт, некий жизненный багаж, который делает его творчество содержательным.
Сегодня  академическое образование не обязательно для художника. В этом есть свои плюсы и минусы. С одной стороны, определенного образовательного уровня человек может достичь как автодидакт, образовываясь самостоятельно, используя достижения культуры. С другой стороны, развиваясь отдельно от среды, художник теряет связь с системой  и непосредственным общением с мастерами, через которых культура проникает в ученика по иным, личным, человеческим каналам, и поэтому впитывается и усваивается органично.
Еще один миф, связанный с классическим образованием и  сформировавшийся в самой художественной среде: академическое образование опасно для художника, т.к. формирует догмы и ложные авторитеты, подавляющие индивидуальность и тормозящие развитие творческой личности. Впрочем, миф всегда имеет источник в реальной жизни. Прокомментировать его можно лишь так: художник – это прежде всего человек. Все зависит от его личных качеств. Формироваться, питаясь советами, то есть «глотать не разжеванное», крайне опасно не только в искусстве, но и в жизни.
Многообразие явлений, их сложность и неоднозначность требует от каждого из нас предельной внимательности и осмысления информации,  всего, что исходит извне. Гораздо страшнее пребывать в ощущении собственной гениальности, оберегая мозг  и душу от влияний. Это заведомое самоотстранение от знаний, опыта, общения, сознательное ограничение взаимодействия с миром опасно, в первую очередь, для художника. Современность требует от него умения ориентироваться в художественном процессе, ведь искусство существует в контексте культуры. Хотя можно констатировать, что в XXI веке искусство играет скромную роль в жизни общества – это область специалистов, знатоков и любителей. Визуальные виды искусства, к которым относится и изобразительное (живопись, графика, скульптура, фотография), как зрелища в значительной мере уступили своё место развлекательным формам, создаваемым шоу-бизнесом.
Как бы сторонники высокого предназначения ни протестовали, сегодня зрелищность во многом определяет пути развития всех искусств. В области театра, оперы, балета идут активные поиски форм взаимодействия со зрителем.
Перед художниками стоит сложная задача найти баланс между высоким пафосом искусства как духовной практики в человеческой культуре и активной, втягивающей формой его подачи.
Поэтому сегодня мы можем видеть многообразие стилистик и языков, которые стараются донести до нас идеи и смыслы. Зритель в этой ситуации тоже предполагается разборчивый и эрудированный, готовый критически воспринимать то, что предлагает ему художник.  Зрелищность и динамичность новых форм как всегда находит своих сторонников и противников как среди профессионалов, так и среди любителей. Кто-то снова, как и сто лет назад, предрекает гибель классического искусства и кричит в молодёжном запале «сбросим старый хлам...». Но ничего не вырастает ниоткуда – пустота рождает пустоту.
Только богатство культуры, которую один философ назвал  «очеловечиванием», питает новые идеи, без которых невозможно развитие, а значит – жизнь.

Светлана АКИФЬЕВА