Стихия трудовой миграции захлестывает российские регионы, то тут, то там поднимая вихри, а то и вызывая штормы межнациональных конфликтов. Откуда эти аномалии межэтнического климата в некогда единой стране?

Сразу после Дня народного единства и в преддверии Международного дня толерантности в НовГУ при участии уполномоченного по правам человека в регионе Галины Матвеевой, сотрудников областного УФМС, представителей национальных диаспор, преподавателей и иностранных студентов прошел дискуссионный «круглый стол», посвященный воспитанию культуры этой самой толерантности.

Что отрадно, событие не было привязано к каким-либо датам, не стало скоропалительным совещанием в связи с очередным межэтническим конфликтом. Это не первая встреча, плановая работа людей, тему понимающих.
Казалось бы, небольшой регион. Но – 138 национальностей, живущих в области, около 11 тыс. только официально зарегистрированных мигрантов. В НовГУ учатся ребята из 50 стран мира, не считая регионов (в том числе и южных) России. Примечательно – никаких национальных конфликтов.
«У вас очень легко и свободно, люди хорошие. Я ни разу не ощущал никакой агрессии по отношению к себе», – говорит будущий стоматолог Мохамед. Семь лет назад он по-русски не знал ни слова, но и тогда проблем не возникало. Мохамед подумывает, чтобы остаться в Новгороде навсегда – нравится. Ну что же, хорошие специалисты (в том числе  врачи) – нужны везде. Да и проблем от интеллектуальной миграции не ожидается – адекватные люди, понимающие, куда приехали и как надо жить.
Другой пласт – трудовая миграция из бывших союзных, в основном среднеазиатских республик. Да, конфликтов серьезных не было, да, уровень преступности среди мигрантов очень невелик. Но – тревожно, и это тоже отмечалось за «круглым столом». От стихийности все нарастающего процесса миграции, от отсутствия «рецептов», от этих слов «спокойно...пока».
...А вот и она, оборотная сторона миграционной «медали». Прямо за ограждающей ленточкой и картонкой со стрелкой и надписью «Ап хот» (то есть «обход»). Бахтиёр, 27-летний уроженец Узбекистана, по-русски немного понимает, здесь в первый раз – свои позвали. Вместе с земляками снимают квартиру, сколько их в ней живет, говорить не хочет. Работает в строительстве, ежемесячно перечисляет деньги родне. На оставшееся – рис, гречка, хлеб, чай. Хватает. Тяжеловато, но обратно не спешит – пока все нравится: «У вас хорошо. Люди? Да, очень хорошие, не злые, а я боялся».
И таких – десятки, сотни, тысячи. Те, кого берут на «черные» работы за копейки, – новгородцы за столь мизерные зарплаты работать не станут. Вот он, «большой скачок»… экономики.
Давайте честно. Они не будут изучать наш язык. Зачем? Знание языка обязательно лишь для получения гражданства и для работы по узкому кругу специальностей. Какие еще культурные ценности России? Задача ведь проста – заработать деньги, накормить свои далекие и немалые семьи. Винить ли их? Наверное, нет. Не от лучшей жизни едут к нам из азиатской глухомани. Сверхзадача – легализоваться здесь, вытащить семьи из нищеты. У кого-то получается, и очереди в сберкассы на зарубежные переводы редеют. До новой волны.
Количество мигрантов, похоже, будет только расти, несмотря на заявленное 40% уменьшение квот для новгородских работодателей. Судя по громким задержаниям нелегалов возле нашего вокзала и на чудовском цементном заводе, усиленно «шалят» иногородние подрядчики. К слову, в соседнем Петербурге оборот от нелегальной миграции, по некоторым оценкам, сопоставим с годовым бюджетом Великого Новгорода. Реальность – из области продолжают уезжать в столицы люди трудоспособного возраста, и все больше молодежь.

 

По данным Новгородстата, за 9 месяцев этого года из государств-участников СНГ в Новгородскую область прибыло 1 тыс.712 человек, выбыло – 200 (в январе-июне миграционный прирост из стран СНГ только по официальным данным увеличился в 2,8 раза). Самый большой миграционный прирост отмечен с Узбекистаном - 641 человек и Украиной – 172 человека. Из других регионов России к нам прибыло 6 тыс. 683 человека, из них больше половины на постоянное место жительства. За этот же период Новгородчину покинули 7 тыс. 590 человек. Каждый второй мигрант уехал из области в Санкт-Петербург и Ленинградскую область.

 

Рассчитывать на программу переселения из-за рубежа наших соотечественников не приходится. В ФМС признают: пройдя правовые процедуры и получив российские паспорта, люди уезжают из Новгорода все туда же – в Москву и Петербург. А в Россию ведь и приехать работать ничего не стоит – паспорт, миграционная карта, патент (формально – работа на физлиц, по факту – везде и как угодно), несколько квитанций, уведомление о прибытии (все несложно, хоть через «Почту России»). А можно и нелегально. Не факт, что поймают, а поймают – далеко не факт, что гуманный суд выдворит. А выдворит – там есть хитрости для скорейшего возвращения, и – снова здравствуй, «насяльника»!..
Можно лишь высказать уважение общественникам, миграционным службам, аппарату регионального омбудсмена, университету, землячествам. Вполне искренне, а не только по велению служебного долга они пытаются вникнуть, помочь, создать культурные центры, встречаться с мигрантами... Может, сказывается то самое «советское воспитание», а может, просто умудренность и опыт. Они действительно обеспокоены, не разыграет ли кто национальную «карту»: что хуже – нелегалы-гастарбайтеры или поднимающий голову уже даже не национализм, а реальный нацизм под свастикой – есть ли ответ? И иногда звучит лишь робко-недоуменное: «Ну вот такое законодательство сейчас…».

 

Социальная толерантность (от лат. tolerantia – терпение, выносливость) – терпимость к иному мировоззрению, образу жизни, поведению и обычаям, вероисповеданию, национальности. Под толерантностью не подразумевается уступка чужим убеждениям, она не равносильна безразличию. Быть толерантным не означает отказа от своих убеждений, принятия иного мировоззрения (образа жизни).


Кстати, а что государство? В конце минувшего года утверждена «Стратегия государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года». Хороший документ, ладно скроенный, действительно глубоко научно проработанный. Только на практике – вопросы. Почему миграционная тема «всплывает» со всеми гремящими проверками и громкими заявлениями исключительно после очередной поножовщины, после чего стихает до нового «Бирюлево»? Почему, говоря о проблемах с нелегалами в Москве, как-то забывают про втихомолку осваиваемый «соседями» наш Дальний Восток? Почему, признавая существующие и нарастающие проблемы, у нас только упрощают режим въезда и получения работы? Почему в субъекте России, где мечеть стала одним из главных символов державы, исподволь вводят очевидный дресс-код для женщин (закрытые руки-ноги, платки на головах) и жесточайшие ограничения по продаже алкоголя, а закрыть «распивнушки», оккупировавшие древнерусский город, это, оказывается, никак «низзя!»? Ведь страна и многонациональная, и – одна. Или кто-то опять «ровнее других»? Где же твердая поступь государственной политики?
В упоминавшейся «Стратегии» есть любопытный пункт: «на развитие … межнациональных (меж-этнических) отношений также влияют …негативные факторы: … высокий уровень социального и имущественного неравенства, региональной экономической дифференциации». И правда. Норвегия, Брейвик. С некоторым недоумением многие россияне смотрели, как и коренные норвежцы, и «скандинавы» родом из Африки – все прокляли убийцу-нациста, без вариантов и обсуждений. Потому что едины, потому что делить нечего: высокий, сытый уровень жизни, все равны. Им просто быть толерантными. Они не знают российских «галопов» цен и тарифов, секвестров бюджета, бесконечных реформ. Их не выгоняли со словами «русский, давай езжай своя Масква!» из республики, в одночасье ставшей независимой страной. Нам быть толерантными сложнее. Но у нас это не показушное, у нас это в крови, размешанной многовековой миграцией от скандинавов до половцев, от монголов до немцев. Косые взгляды, злые шутки, даже публичные возмущения — были и есть. Но за вилы наши предки хватались, лишь когда доводили (ну или «подводили») – кротости не было, но и злобой-лютостью никогда не отличались. Наоборот — это русские солдаты вывозили людей на БТР из залитого кровью Баку. Это наши (в том числе новгородские) ребята спасали матерей, чьих детей выкидывали из окон роддомов озверевшие «бойцы за национальную идею». Нам ли забывать... и нас ли воспитывать. Главное, людьми остаться. Зло не имеет национальности, добро (хотя у нас оно может быть и с кулаками) – тоже.

 

В текущем году на препровождение в центр временного содержания иностранных граждан в Новоселицы (по словам Галины Матвеевой, условия там лучше, чем в иных детсадах) и аэропорты Санкт-Петербурга и Москвы было израсходовано почти 7 тонн ГСМ. Общая же стоимость выдворения, включая билеты, составила около 1 млн 400 тыс. бюджетных рублей. Всего под выдворение в нашем регионе попали более 150 иностранцев, нарушивших миграционное законодательство.

 

Михаил БОГОЛЮБОВ
Анна БОЧАРОВА (фото)