Когда задаешь вопросы о проблемах доступности среды для  маломобильных горожан, все отвечающие в один голос говорят: «Надо менять сознание людей». И никто не знает – как.

Давайте просто послушаем двух новгородцев, передвигающихся на инвалидных колясках, – как им живется в нашем общем городе?

Артур Петров: «Почему вход для инвалидов - колясочников с пандусом, если он есть, – чаще всего где-нибудь сбоку, сзади? Мы такие же люди!».Артур ПЕТРОВ, 42 года. В восемнадцать лет перед призывом в армию получил травму при аварии на мотоцикле, стал инвалидом. Закончил юрфак НовГУ:
– Доступная среда начинается с выхода из дома. Я живу на первом этаже. Семь ступенек от площадки до улицы. Спуститься еще можно – спрыгну. А подняться? Друзья сделали откидной пандус, но он был тяжелый, пришлось убрать. В Москве, в Питере город ребятам выделяет электрические наклонные подъемники. ...Да, пандус надо еще согласовать со всеми жильцами – не будут ли они против.
Куда можно заехать на коляске? В новые отделения Сбербанка – там хорошие пандусы, нет порожков. В современные гипермаркеты – «Магнит» на Державина и Кочетова, «Лента». Но заехал в универсам «Семья» на Корсунова – на улице есть пандус, а внутри – лестница! И для чего делали?
Гипермаркет на Щусева – там наклонный подъемник, но он такой громоздкий, и чтобы им воспользоваться, надо вызвать охранника. Зачем закупать такие? Спросили бы у нас, в ВОИ совета.
Наши учебные заведения не оборудованы для инвалидов. Когда учился в НовГУ, ребята меня на 4 этаж, где юрфак, на руках поднимали.
В театр, филармонию нельзя попасть. Или открывают какие-то задние входы. Типа, да мы вам поможем. Не хочется с заднего хода! Мы такие же люди.
В музее не был много лет. Последний раз, наверно, когда приезжали иностранцы и нас поднимали, таскали с колясками, это был 1993 год.
Заказываю товары по интернету, но на почту попасть – проблема. Даже на главпочтамте на Дворцовой нет нормального пандуса.
В парикмахерскую уже много лет езжу только на Мерецкова-Волосова – там есть парикмахерская на первом этаже, никаких ступенек и порожков. Раньше была какая-то ступенька – теперь, молодцы, все сделали вровень с тротуаром.
Пойти в тренажерный зал? Во-первых, забито все, тренажер на тренажере, нет пространства для колясок. Во-вторых, как попасть? Говорят: приезжайте, у нас ребята атлеты, помогут. Но это же всегда нужно просить: вытащите, погрузите.
Когда с американцами общался, они рассказывали, как создавали свою доступную среду. Едут вечером по городу, захотели зайти в бар, а подъемника – нет. «Где управляющий? По закону подъемник должен быть. Даем неделю срока». Приезжают через неделю – сделано. Потому что за нарушение закона большие штрафы. У нас закон тоже есть...
А отношение людей... Места для парковки ближе к входу в различные учреждения, магазины, предназначенные для инвалидов, всегда заняты транспортом здоровых граждан. Им «тяжело и далеко» идти или катить тележку. Люди совершенно не думают, что для кого-то эти метры имеют гораздо большее значение.
То же самое творится во дворах. Приехал домой позже обычного – твое место ближе к подъезду занято. Приходится искать, куда бы приткнуть свой автомобиль, чтобы выйти, не повредив коляской вплотную припаркованные машины.
Никто не застрахован от несчастного случая, и любой может оказаться в подобном положении. Давайте уважать друг друга, и тогда, может, жизнь станет другой, и люди начнут улыбаться.
Катя Захарова: «Я не знаю в городе мест отдыха, куда бы я могла пойти самостоятельно, не задумываясь о том, что нужен человек, который помог бы мне с инвалидной коляской».Екатерина ЗАХАРОВА, 28 лет. Член труппы театра «Жест»:
– На репетицию добираюсь на такси. И не всегда водители адекватно относятся к тому, что я села в машину. В любом случае нужен человек, который бы помог. Водители не выходят и не берут коляски. Потому что багажник надо открыть, какие-то другие вопросы возникают.
Третья поликлиника. Хороший пандус, но постоянно закрыт вход. Значит, нужен человек, который бы со мной поднялся и попросил открыть этот вход. Только тогда я смогу въехать на коляске. Выходишь – та же процедура.
Еще ситуация. Мой брат купил квартиру в строящемся доме. Да, пандус есть. Но он ведет только в подъезд, а там – пять ступенек и нет возможности заехать на коляске. Да, в этом доме, может быть, не живет ни одного колясочника. Но я же буду приезжать к брату! Дом новый, и, наверно, можно было сделать проект, в котором предусмотрены и лестница, и пандус. Это забота не только об инвалидах – о молодых мамах с колясками тоже. Молодая женщина не должна таскать на себе коляски!
Я считаю, у нас все делается для галочки. Например, мне нравится кафе. Там есть кнопочка для вызова. Но перед ней – две ступеньки. Как человек на коляске может подобраться к этой кнопке и ее нажать?
Мне помогают родители, раньше помогал муж. Но хочется жить так, чтобы не было постоянной нужды в чьей-то помощи. Человеку в коляске, который ведет активный образ жизни, достаточно создать среду, чтобы он мог передвигаться сам.
В Германии, где мы были с театром, ездили по всему городку и даже не задумывались о том, что нам нужен сопровождающий. Нигде! Главное, иметь сильные руки и не бояться открытого пространства.
После этого разговора я, как и многие, стала видеть ступеньки, пороги и порожки, узкие двери, которые открываются на себя, бордюры на тротуарах... Как их много, оказывается! Не жизнь – одни барьеры.
...Вы задумались? Значит, есть надежда.

Людмила СОКОЛОВА
Анна БОЧАРОВА (фото)