Что есть «справедливость» по отношению к тем, кто не вернулся с войны? Участница Великой Отечественной Екатерина Рябова уверена, что это – часовня, где помянуты все погибшие.

До сих пор связистке 372-й стрелковой дивизии 1240 полка Екатерине Григорьевне Рябовой снятся боевые товарищи. Прошло 70 лет со дня освобождения Новгорода от фашистских захватчиков, но для нее те события так же ярки, словно были вчера.

– Нам было приказано форсировать Волхов и выйти в район Новой Мельницы. По улице Большевиков по Торговой стороне подошли к берегу Волхова, – рассказывает Екатерина Григорьевна. – Вижу, София вся ободранная, аж сердце сжалось. Тут саперы подбегают, начинают строить переправу. И я не удержалась, стала помогать им таскать бревна, что лежали у забора. Мне кричат: «Катя, уходи, это не твое дело!» В это время шли бои напротив Петровского кладбища, как мне потом рассказывала однополчанка, до рукопашного боя дошло, а я продолжала помогать саперам. Мороз 20 градусов, бревна скользкие, тросом не обвязать, не прижать друг к другу, между ними наледь.
Тут подошла рота связи, по этим бревнам стали перебираться, а они крутились, и мы проваливались в ледяную воду, вытаскивали друг друга, в общем, вышли на другой берег вымокшие до пояса. Командир роты приказал всем лечь на спину и поднять ноги вверх, чтобы вода из сапог вылилась. Он говорил громко, чтобы слышали все:
– Сегодня 19 января, Крещение. Мы окрестились в волховской воде, и бог нас будет спасать до самого Берлина. Никто не погибнет, смелее в бой!
Группа вышла напротив фонтана, бойцы увидели объявление, что где-то рядом топилась печка, у которой можно было обсушиться, но не остановились, бросились в бой, «ненависть к фашистам, ветер морозный сильнее печки высушили нас» – вспоминает ветеран.
Потом она бежала с бойцами по Нехинской, пулеметные очереди из-за Веряжки прижимали к земле, но, хранимая судьбой и богом, Екатерина выжила...
В прошлом году ветеран вновь оказалась в этих же местах, где в 1944-м ее роту прижала фашистская пулеметная очередь. Правда, во сне.
Она уверена, что сон не случайность, это души ее погибших товарищей не находят упокоения и просят, чтобы живущие не забывали их и поставили в память часовенки «Взысканья погибших» с именами всех, кто ушел на войну и не вернулся. Больше 10 лет ветеран говорит о необходимости строительства часовен на местах боев в области. «В православии важно поминать  поименно. Наша Русь православная, многие солдаты уходили на войну крещеными. Пусть внуки и правнуки будут приходить в часовенки и поминать своих предков по-православному, по именам. Души погибших будут рады поминовению и будут молить Господа за живущих на земле», – говорит Екатерина Григорьевна. И не устает обращаться за помощью в разные ведомства.
На днях социальный работник принесла в редакцию газеты ответ Екатерине Рябовой из УМВД России по Новгородской области (сама участница войны из дома почти не выходит), что ее «информация направлена настоятелю Покровского собора отцу Игорю для организации взаимодействия с ней по вопросу строительства часовни».
Екатерина Григорьевна ждет, что призыв о сборе средств на часовни услышат новгородцы, и справедливость восторжествует. Часовенки, сделанные по велению сердца, укрепят историческую память и связь поколений, веру в справедливость и любовь к Отечеству. Деньги на часовни должен собрать народ, как всегда было на Руси, когда собирали на постройку церкви.
– В мирное время надо так защищать справедливость, как на фронте солдаты в атаку шли, защищая родную землю, – говорит Екатерина Григорьевна. – А им было намного труднее, чем нам сейчас...

Антонина СМИРНОВА