Адреса в блокноте

Он до сих пор держит связь с однополчанами, несмотря на свои 93 года.

Эти адреса еще молодым занёс в блокнот Григорий Яковлевич Золотов, вспоминая боевых друзей… Тогда, в 1948-м, вернувшись на родную крестецкую землю, занялся он в местном леспромхозе любимой работой, вновь стал растить лес, ухаживать за каждой сосенкой, как за родной дочкой.

А в июне 41-го мог воспользоваться «бронью». Но отправился Григорий в действующую армию. Под Псковом его часть, не успев повоевать, попала в окружение, а он, чуть позже, – в партизаны. Так началась его война. Взрывал железнодорожные пути, брал немцев в плен, освобождал деревни и сёла от фашистов, участвовал в освобождении Новгорода на дальних от него подступах, отвлекая вражеские силы и их огонь на себя и на свою диверсионную группу. И огня доставалось им вдосталь. Самим же боеприпасов не хватало. Не раз приходилось пользоваться в бою обыкновенным ножом. Но об этом не хочется вспоминать ветерану.
Став после окончания партизанской войны артиллеристом в действующей армии, он уже не испытывал «снарядного голода». Его противотанковая батарея освобождала Выборг, Вену и множество малых и больших европейских городков и городов. Их ровные мостовые скатертью стелились под ногами советских солдат, и не приходилось им вытаскивать, как прежде, из русских болот на сухую землю свои орудия, что били врага, накаляясь так, что бойцы студили стволы мокрыми шинелями. Вспоминать о своей боевой молодости Григорию Яковлевичу тяжело, и не только потому, что видел кровь и смерть (дважды вражеские «подарки» рикошетом, уже сразив боевых друзей, били то в левую руку, то в правую) – 8 декабря 2013 года Григорию Яковлевичу Золотову исполнилось 93 года. Срывается голос, сложно собрать слова, трудно сдержать слёзы. Но эти руки, перебитые в нескольких местах вражескими «подарками», сделали самое важное. Занесли в блокнот всех выживших в той войне однополчан 48-го артиллерийского, отдельной пятой батареи. До последнего Григорий Яковлевич держит с ними связь. Как в войну на наблюдательном посту, глядя в стереотрубу, он сообщал им ориентиры на вражеской оборонительной полосе, так и сегодня выставляет уже нам вехи памяти о сороковых, вспоминая всех и ушедших, и живых поименно.
Как-то побывав у Григория Яковлевича дома, я просто был удивлён, и не единожды. Оказавшись в преклонном возрасте в одиночестве, Григорий Яковлевич ведёт хозяйство самостоятельно. В квартире ни пылинки, на кухне порядок, да такой, что может позавидовать любая домохозяйка, и как говорят – не человек он, а просто золото. Здоровья Вам, Григорий Яковлевич Золотов! И спасибо, что не даёте забыть героев.

Владимир Березовский