Спите, орлы боевые...

Прошло всего сто лет с начала Первой мировой войны, однако сейчас уже мало кто помнит о её героях, честно выполнивших воинский долг. Время не пощадило и их новгородские могилы – по имеющимся сведениям ни одна из них не сохранилась.

Уже в 1914 г. на новгородских кладбищах появились первые могилы жертв Первой мировой (или, как её тогда называли, Великой) войны. Чаще всего погибших в боях офицеров и солдат хоронили там, где они приняли свой последний бой, и централизованно перевозкой тел на родину никто не занимался. Однако широкое распространение получила и практика вывоза тел погибших героев на родину за счёт и по инициативе их родных и близких.

Первые потери

П.П. ВиттеОсенью 1914 г. на Христорождественском кладбище Новгорода появились две свежие могилы с одной и той же фамилией – Витте. В октябре на кладбище в сопровождении многочисленных новгородцев прибыл погребальный кортеж, состоявший из двух экипажей – один был полон венков, на втором везли гроб с телом штабс-капитана 265-го пехотного Вышневолоцкого полка барона Петра Павловича Витте. Будущий офицер родился в 1883 году в семье военного. Его отец был участником русско-турецкой войны 1877-1878 гг., Китайского похода 1900-1901 гг. и русско-японской войны 1904-1905 гг. Пётр Павлович был произведён в первый офицерский чин подпоручика в 1905 г. и начал службу в 199-м пехотном резервном Свирском полку в с. Медведь, а спустя два года продолжил службу в 85-м пехотном Выборгском полку в Новгороде. В начале Первой мировой он был переведён в формировавшийся в Новгороде 265-й пехотный Вышневолоцкий полк и назначен командиром роты. Вскоре, в сентябре, вместе с ротой он был отправлен на пополнение другого полка, и 1 октября 1914 г. в бою под Варшавой получил тяжёлое ранение осколком гранаты. Спустя два дня Пётр Павлович скончался.
В.П. ВиттеХоронили его в Новгороде с подобающими герою почестями. Во время следования печальной процессии до кладбища оркестр Гвардейского запасного кавалерийского полка играл траурные марши. Всю дорогу, около двух вёрст, за гробом шли молодая вдова Валентина Ивановна с малолетним сыном, родители погибшего, другие родственники, друзья, учителя и воспитанники гимназии, где покойный преподавал гимнастику. После заупокойной литургии и панихиды в церкви Тихвинской Божьей Матери тело героя было предано земле.
Спустя чуть больше месяца семья Витте понесла ещё одну утрату – 8 ноября 1914 г. в бою под Краковом погиб брат Петра Павловича, подпоручик лейб-гвардии Семёновского полка Владимир Павлович Витте. Его тело также было погребено на Христорождественском кладбище.
В том же месяце погиб поручик 85-го пехотного Выборгского полка Илья Владимирович Антипов. Его военная карьера началась во время русско-японской войны, в которой он участвовал вольноопределяющимся. За боевые отличия он был награждён Знаками отличия Военного ордена 4-й и 3-й степеней и произведён в прапорщики запаса. В 1909 г. он окончил Санкт-Петербургское пехотное юнкерское училище, получив чин подпоручика. 19 ноября 1914 г. Илья Владимирович сложил голову на бранном поле и был похоронен на кладбище Духова монастыря в Новгороде.

Кровавая жатва 1915-го

С.М. МосквинБои первых месяцев 1915 г. пополнили скорбный список. В бою у деревни Воля-Шидловска в Польше получил смертельные ранения командир 17-го Сибирского стрелкового полка полковник Сергей Михайлович Москвин. За плечами храброго офицера была уже не одна военная кампания – он участвовал в Китайском походе, воевал с японцами, за один из подвигов награждён орденом св. Георгия 4-й ст. Во время Лодзинских боёв в ноябре 1914 г. он «в течение нескольких дней, командуя полком и находясь в боевой линии войск, отбил все повторные настойчивые атаки значительно превосходных сил противника и не уступил своей позиции у д. Роги. Поверяя расположение своих рот, был ранен». В своём последнем бою Сергей Михайлович вёл полк в атаку на занятую немцами деревню. Осколком снаряда ему оторвало три пальца на руке, но, перевязав рану, он снова устремился вперёд. Разрыв другого снаряда оказался для полковника фатальным. Разъярённые гибелью любимого командира стрелки бросились вперёд и выбили врага из деревни. Полковник С.М. Москвин был посмертно произведён в генерал-майоры. Его тело нашло упокоение на Петровском кладбище. Потомки героя и сейчас живут в Великом Новгороде.
И.В. МамонтовВ марте того же года траурная церемония состоялась на кладбище Антониева монастыря. Хоронили капитана 85-го пехотного Выборгского полка Ивана Викторовича Мамонтова. Иван Викторович родился в селе Ильина Гора Демянского уезда Новгородской губернии в семье священника. Решив поначалу пойти по стопам отца, Иван Викторович окончил Новгородское духовное училище и семинарию. Однако затем изменил свой выбор, став военным. Вся военная карьера И.В. Мамонтова была связана с 85-м пехотным Выборгским полком. В его составе он принял участие в русско-японской войне, с ним же отправился на фронт Первой мировой. Вражеская пуля настигла капитана Мамонтова 18 февраля 1915 г. Почти сутки тело лежало на поле боя, так как из-за сильного огня вынести его было невозможно. Когда бой стих, денщик погибшего положил тело в сколоченный им самим гроб и похоронил неподалёку от места гибели. Он же сообщил печальную весть родным Ивана Викторовича. Вдова офицера, Елизавета Ивановна, отправилась на фронт, чтобы разыскать тело супруга и похоронить его в Новгороде.
Утром 8 марта в Новгороде была сильная вьюга. Несмотря на это на вокзал встретить гроб с телом И.В. Мамонтова собрались родственники, друзья покойного, а также воспитанники семинарии. Иван Викторович не только был её выпускником, но и преподавал там гимнастику. Отдать почести павшему прибыли войска. От вокзала траурная процессия проследовала в Антониев монастырь, где под троекратный салют тело героя было предано земле.
17 июня 1915 г. на Христорождественском кладбище похоронен подпоручик 18-го стрелкового полка Леонид Михайлович Куприянов. Незадолго до гибели он был ранен и лечился в Новгороде в лазарете. Не окончив курс лечения, вновь отправился на фронт «отомстить немцам» и вскоре был убит во время атаки вражеских позиций в лесу под городом Шавли.
Ещё один герой той войны обрёл вечный покой на кладбище Десятинного монастыря. В ночь на 28 апреля 1915 г. отдыхавший в д. Кужи неподалёку от города Шавли 151-й пехотный Пятигорский полк был внезапно атакован превосходящими силами врага. Окружив один из домов, немцы предложили сдаться в плен находившемуся там командиру полка полковнику Василию Григорьевичу Вавилову. Вместе с командиром в руки врага могло попасть и полковое знамя. Предпочтя смертельную опасность позору, полковник Вавилов приказал сжечь знамя и попытался спастись из уже объятого огнём дома, но был сражён вражеской пулей. 7 мая 1915 г. состоялись его похороны в Новгороде.

Герои земли и неба

Н.М. Стогов (в центре)25 мая 1916 г. на австрийском фронте близ города Бучач погиб подпоручик 103-го пехотного Петрозаводского полка Иван Петрович Сидоров. Его отец был бухгалтером Новгородской губернской земской управы и гласным Городской думы. В 1913 г. Иван Петрович поступил в Электротехнический институт в Петербурге, но в октябре следующего года добровольцем отправился на фронт и был зачислен в артиллерию. За боевые отличия он получил Георгиевские кресты 4-й, 3-й и 2-й степеней и был произведён в прапорщики. В одном из боёв Иван Петрович получил тяжёлую контузию обеих ног. Пройдя курс лечения в Петрограде и отказавшись после выздоровления от положенного полугодового отпуска, вновь отправился на фронт и по собственному желанию перевёлся в пехоту. В одном из боёв с австрийцами И.П. Сидоров погиб. Родители разыскали тело сына и похоронили его на Христорождественском кладбище.
Незадолго до этого в районе местечка Крейцбург разбился лётчик, вольноопределяющийся старший унтер-офицер 15-го корпусного авиационного отряда Николай Михайлович Стогов. Свою судьбу он связал с авиацией во время войны. Поступив охотником (то есть добровольцем) в 1-ю авиационную роту, он в 1915 г. сдал экзамен на звание лётчика. Боевые заслуги авиатора были отмечены Георгиевскими крестами 4-й и 3-й степеней, однако 28 апреля 1916 г. его жизнь трагически оборвалась при крушении самолёта во время перелёта в Двинск. Похоронен лётчик был на кладбище Духова монастыря.
Там же нашёл последнее пристанище и другой новгородский лётчик – Леонид Евгеньевич Вамелкин. Этого человека с полным правом можно считать основоположником авиационного дела в Новгороде. Получив диплом пилота в 1912 г., он стал одним из основателей Новгородского отдела Императорского всероссийского аэроклуба, комендантом новгородского аэродрома. Вместе с механиком-столяром фельдфебелем Р. Апсовым он построил самолёт «Великий Новгород» (улучшенная копия самолёта «Фарман-IV»). Однако военная карьера Леонида Евгеньевича поначалу была связана с 85-м пехотным Выборгским полком. В его рядах он начал войну, заслужив Георгиевское оружие («за то, что, командуя двенадцатью разведчиками, 18 февраля 1915 г. в районе Витыне-Сестржанка захватил с боя в плен 18 германцев») и орден св. Георгия 4-й ст. («за то, что 28-го августа 1915 года в бою у д. Лазы, приняв за убылью всех офицеров одну из рот полка и получив приказание сбить противника с командующей высоты, под убийственным артиллерийским и пулемётным огнём быстро развернул роту и стремительным штыковым ударом опрокинул немцев, взяв с боя действующий немецкий пулемёт»). И всё же Леонид Евгеньевич остался верен своему увлечению и вскоре продолжил службу в авиации. В чине подполковника Вамелкин командовал 2-м артиллерийским авиационным отрядом. 11 сентября 1917 г. он вылетел по маршруту Винница – Староконстантинов. Из-за отказа двигателя самолёт разбился недалеко от селения Семя Бажановцы. Вамелкин и лётчик-наблюдатель Бонч-Бруевич погибли. Прах новгородского авиатора был похоронен на кладбище Духова монастыря.

Илья ХОХЛОВ