«Я люблю эту землю...»

В Доме творческой фотографии «МЫ» прошел вечер памяти   знаменитого фотожурналиста, собственного корреспондента ТАСС по Новгородской, Псковской и Тверской областям, Почетного гражданина Великого Новгорода Александра Овчинникова.

Александр Овчинников за работой.В моей профессиональной биографии, как, уверен, у любого журналиста, есть особо примечательные, даже судьбоносные встречи. Одна из таких прочно засела в памяти. Я брал интервью у Зиновия Гердта, приехавшего в Новгород на съемки эпизода фильма «Я – Фейербах». По истечении некоторого времени он почти с досадой произнес: «Вот вы своими вопросами подводите меня к некой комплиментарности в адрес вашего родного города. Ну конечно же он мне нравится – такой древний, богатый историческими событиями и персонажами. Можно этим даже хвастать, но ведь куда важнее, чтобы вашему внуку сказали когда-нибудь: о, да, помним твоего деда, какой человек был, столько сделал для города!»

Помнится, я густо покраснел… Моего именитого собеседника давно нет в живых, а нехитрая философия его слов в одночасье так много изменила в сознании. Может, потому, что это сказал сам Гердт, а может, потому, что раньше не так уж много размышлял на эту тему. Но с годами все чаще приходится. Внуки-то уже есть…
А вот с уверенностью могу сказать, что одного человека, которого уж точно не забудут у нас, я знаю. Вернее, знал. И это тоже была судьбоносная встреча. Назвать себя учеником Александра Овчинникова не имею права, а вот его – моим наставником просто обязан. Собственно говоря, судьбоносность заключается в том, что меня, тогда пишущего журналиста, «охмурил» этот фотокорреспондент ТАСС, и я на годы стал снимающим. Эта глава биографии все еще пишется. Сейчас как художественный руководитель Дома творческой фотографии «МЫ» даже «преподаю» Овчинникова. А на днях, в канун его дня рождения, у нас в объединении прошел  заочный мастер-класс. И битком набитая аудитория – свидетельство, само за себя говорящее.
«Математический феномен»,  фото Александра Овчинникова.Александр Исаакович стал моим «крестным», когда я нежданно-негаданно оказался штатным фотокором областной газеты. Абсолютно не помню, как состоялось наше знакомство, однако уверен, что по его инициативе. Он просто обрушивал на вас свою буйную энергию, когда разговор заходил о фотографии. А он непременно заходил, если Овчинников видел ваш неподдельный к ней интерес. И немедленно предлагал свою профессиональную помощь, очень настойчиво и абсолютно бескорыстно. Впрочем, «корысть» была: он всей душой хотел, как он выражался, «поднять фотографию на достойную ей высоту». А потому мог прямо на улице наставлять встречного мальчишку, если видел, что тот снимает неправильно. Наверное, со стороны это иногда казалось по меньшей мере чудачеством, а то и вовсе чем-то эпатажным. Но свидетельствую – только казалось! Он был просто по-детски непосредственным, а то и вовсе наивным и мог у того же мальчишки полюбопытствовать: «Ну-ка, как ты это делаешь?» А потом совсем уж растерянно: «Надо ж, а я не знал…»
Наш заочный мастер-класс то и дело прерывался громким многоголосым хохотом. С чего бы это? Да просто рассказывать про Овчинникова невозможно, не вспоминая бесконечные комичные ситуации, в которые он чисто профессионально попадал или создавал сам, большой любитель всевозможных розыгрышей. Это, знаете ли, наряду с потрясающей преданностью профессии характеристика личности. Хорошо помню нашу первую совместную с ним командировку сразу по трем районам области. Дело близилось к ночи, мы полностью исчерпали длинное летнее съемочное время и устроились на ночлег в гостиницу «Мста» в Боровичах. Сказав, что по старшинству он будет первым, Овчинников пошел в душ, а мне наказал накрыть  на стол чем Бог послал, а вернее, его супруга Клара Ивановна, которую он величал не иначе как Клашечка. Столик стоял у окна. Разворачивая пакеты со снедью, я машинально взглянул в окно. И обомлел. Гостиница стоит на горушке, а ночь была лунная, и потому я увидел восход луны. То есть во всю раму впечаталась огромная оранжевая сковородка, какую я отродясь не видел. Это было так восхитительно, что из горла сам собой вырвался истошный, видимо, крик: «Александр Исакыч! Скорее!» Тот немедленно появился рядом в чем мать родила и с выпученными глазами. Я только, онемев от восторга,  тыкал пальцем в окно. А теперь попытайтесь представить его реакцию. Уверен, не угадаете. А прозвучало – мгновенно! – следующее: «Не-е-е! Здесь пятисотник нужен!» В смысле, телеобъектив с фокусным расстоянием 500 мм, который, как бинокль, «приближает» объект съемки. Наверное, в это трудно поверить, но даже на поминках А.И.Овчинникова  то и дело раздавался смех по понятной теперь, надеюсь, причине…
Этот человек оставался всегда в самом высоком смысле этого слова профессионалом. И как профи не давал себе никаких поблажек, мучительно переживая даже самые незначительные неудачи, если они вообще у него случались. И это тот человек, физическая и профессиональная жизни которого совпали. Уже фактически немощный, он продолжал работать прямо на полу, где ему соорудили специальное ложе (лежать на диване из-за боли уже не мог). Писал тексты к своим последним в жизни снимкам, общался по телефону…
На последнем году своей жизни Александр Исаакович крестился. В таком возрасте (почти семьдесят) и в такой ситуации (он прекрасно ощущал, что осталось немного) этот поступок был более чем сознательным. Не забуду впечатления батюшки, который совершал таинство прямо дома у Овчинниковых: «Первый раз вижу такую открытость в таком возрасте! Прямо, как ребенок…». Да, он таким и оставался до самого конца, несмотря на кажущуюся порой грозность.
А потом, в начале 2000-х, несколько лет подряд в Великом Новгороде проводился Международный конкурс фотожурналистики «Золотой объектив» – памяти нашего выдающегося земляка, кстати, Почетного гражданина города, который он так любил и (по Гердту! ) так много для него  сделал. «МЫ»  бы очень хотели, чтобы этот престижный фотофорум был возобновлен – звание обязывает: Клара Ивановна дала согласие на то, чтобы наше творческое объединение носило имя Александра Овчинникова.
Одну из своих персональных выставок Александр Исаакович назвал «Я люблю эту землю». Это  автограф мастера  нам, живущим сейчас на ней.

В центре «Диалог» в начале января 2015 года состоится персональная выставка Александра Овчинникова.

Андрей КОЛОДИН,
художественный руководитель Дома творческой фотографии «МЫ»