Линейные

У транспортной полиции России 18 февраля профессиональный праздник. 96 лет со дня образования.

На самом деле непонятно, почему «в зачет» транспортной полиции не идут годы царской России. Ведь Николаевская железная дорога Москва — Санкт-Петербург открылась еще в 1851-м, в 1855-м узкоколейка от нее дотянулась до Новгорода. На улице Гужевой (сейчас Германа) был построен первый новгородский вокзал. И заступили на дежурство специальные жандармы.

В первые годы вдоль железной дороги через каждые 2 версты стояли посты, и жандармы верхом перед каждым проходом поезда инспектировали свой участок.
– Хотя тогда еще такой привычки воровать вагонами не было, – считает старейший работник Новгородского линейного отдела МВД, подполковник милиции в отставке Николай Александров.
В Новгородский ЛОВД Николай Александрович попал после учебы, переводом со станции Дно. Простым милиционером. Было это в 1975 г.
– Я еще застал маленькое деревянное здание ЛОВД, построенное наспех после войны, – рассказывает он. – В первые годы сотрудники транспортной милиции Новгорода прямо и жили в нем с семьями – это по ночам, а днем своих домашних отправляли «гулять» и... начиналась работа.
Сегодня в штате Новгородского ЛОВД 150 человек, обслуживающих 1181 км железной дороги, 23 вокзала, 73 станции, 103 платформы. Общий пассажиропоток ежегодно превышает 1 млн человек, а грузовой оборот – 10 млн тонн.
– Когда я начинал, штат был намного меньше, – вспоминает Николай Александрович. – А грузов приходило больше: по 12 поездов в день. Мне как раз довелось возглавить отдел по борьбе с посягательствами на грузы. Но работать тогда, пожалуй, было легче. Веселей было работать. Понятнее. Может, оттого я и ушел в 2000-м, что законы начали непонятно меняться, и я решил: не хочу так, – размышляет подполковник в отставке. – На пенсию вышел в октябре, а уже в ноябре мне позвонили, спрашивают: «Чего ж ты, Николай Александрович, на работу не ходишь?»... С тех пор – председатель совета ветеранов, инспектор по контролю за исполнением поручений. Только что без погон.
– Наверное, сотруднику транспортной полиции много «кататься» приходится?
– А как иначе? Скажем, приехали к нам тракторы с Северного Кавказа. А аккумуляторов-то нет, исчезли. Ну и начинаешь разматывать по маршруту – от остановки до остановки. Вот в том случае, с тракторами, я аж до Конотопа доехал...
В Новгородской области в 1990-е прогремела на «весь Союз» станция Боровёнка, что в Окуловском районе. Повадились там вскрывать вагоны, красть что попало из грузовых составов. Около 1000 эпизодов в сумме.
– Будто банда батьки Махно орудовала, – рассказывает Николай Александров. – 2 месяца мы там работали – суды потом 2 года длились. Но в стране уже началась неразбериха. Кому из преступников условный срок дали, кому штраф. Всего трое, вроде бы, реально за решетку сели. Хотя полдеревни на промысел ходило...
На фоне таких дел сотрудники линейного отдела, должно быть, втайне рады, что Новгород-на-Волхове – железнодорожный тупик. Хотя как посмотреть! Это на проходной станции можно что-то не заметить, а на тупиковой «косяки» окончательно вскрываются. Но в нашем ЛОВД работы не боятся – выполняют с честью и достоинством. А как новгородцы, они, конечно, хотели бы видеть родной город максимально успешным – на земле, в небесах и «на море». Ведь транспортная полиция работает и на водных, и на воздушных путях.
В общем так: преступник должен сидеть в тюрьме. А путь добропорядочного гражданина (а также его груза) должен быть спокойным и счастливым. Вот основные принципы «линейных».

Михаил АВТОНОМОВ