Мы всегда будем любить тебя

Продолжается формирование Бессмертного полка, который выйдет на улицы российских городов 9 Мая. О своей готовности принять участие в марше и рассказать о своих родственниках, воевавших на фронтах Великой Отечественной, сообщите координатору Бессмертного полка в Великом Новгороде по тел. 946-074. Дополнительные материалы – в сети «ВКонтакте» http://vk.com/club73695691

Валентин Меев с внуками.Мой дедушка умер в 53 года, поэтому его детям Аркадию и Валентину рано пришлось вступить на трудовой путь. В 14 лет папа – Валентин Меев – поступил в ФЗО и работал на Пролетарской фарфоровой фабрике. Вместе со старшим братом Аркадием папа пытался поступить в летное военное училище. Аркадий поступил, а папу не пропустила медкомиссия.

Физически сильный, высокий, красивый, спортивный и выносливый, подошел он Северному Заполярью. И любил до последних дней это холодное море с теплым течением Гольфстрим, проливом Маточкин Шар, с островами Шпицберген, Землей Франца Иосифа, Новой Землей – эти «скалистые горы, ласкающие душу огни маяка».
Война началась в конце его морской срочной службы. Эсминец «Сапфир» стал его боевым другом. И в мирное время отец вспоминал о нем, как о живом человеке.
Когда говорят, что коммунисты ради карьеры шли в КПСС, я хочу кричать во весь голос: «Не путайте коммунистов с непорядочными людьми!». Это было не так в те годы. Право идти первыми в бой – вот что имели коммунисты. И отец в 1941-м подал заявление в партию. Вскоре стал секретарем парторганизации корабля. Сердце корабля – машинное отделение – возглавил молодой коммунист Валентин Меев.
Не счесть героических подвигов отважного «Сапфира». Об этом говорят боевые листы, ордена и медали Валентина Меева. Однажды был страшный бой, когда 19 фашистских самолетов обрушили свои бомбы на судно «Кузбасс». По всем каналам связи звучали сигналы SOS. Без промедления «Сапфир» пошел на помощь. 120 миль, курс «норд». Он был один в открытом море. От взрывов бомб корабль кидало из стороны в сторону, волны поднимались выше мачт. И вот внезапный удар, и в машинное отделение хлынула ледяная вода январского Баренцева моря.
Моряки-мальчишки бушлатами и своими телами закрывали пробоину, пытаясь остановить обжигающую лаву воды. Один за другим вышли из строя двигатели. Вражеский самолет кружил, чтобы зафиксировать затопление «Сапфира». Но руками Валентина Меева и его товарищей сердце корабля было реанимировано, и эсминец медленно пошел к родным берегам Кольского полуострова, где встречали его сам командир флотилии, командующий Северным флотом. Орден Красной Звезды,  медаль «За отвагу», боевые листы в стихах – память на всю жизнь.
Четыре эсминца, в их числе «Изумруд», «Жемчуг» – погибли, а «Сапфир» воевал до конца войны.
В 1990 г. отец нашел своего боевого друга, которому в те суровые годы дал рекомендацию в партию. Ездили мы с отцом к другу на Брянщину, и он бывал у нас. А встреча их произошла на остановке автобуса, куда пришел в валенках высокий, с мужественным лицом пожилой человек. Они обнялись, и я впервые увидела, как, сжав зубы, плачут настоящие мужчины.
После демобилизации отца в 1952 г., «красного» диплома Пензенской областной, а затем высшей партийной школы – работа в райкомах партии и системе профтех-образования Пензенской области. В 1967 г. отец вернулся на родную Новгородчину с женой, четырьмя детьми и пензенским, прирученным им грачом. В нашей семье каждое лето у папы появлялся воспитанник – неоперившийся, выпавший из гнезда грач, который провожал и встречал его с работы, ездил с ним на мотоцикле, сидя на плече или руке.
Предложили папе работу управляющего отделением совхоза Новой Мельницы с правом строительства дома. Когда его представили рабочим, те сказали, что он уже пятый в этом году. Папа дал партийное слово – не покинуть эту работу. И, несмотря на многочисленные предложения, трудился до полной реорганизации отделения совхоза.
...Умер папа в 2001 году. На похороны отца пришла чуть ли не вся Новая Мельница.

Лариса СЫСАК