Пока жизнь не наладится

8 июня – День социального работника. В России профессия появилась в 90-е годы прошлого века, но корни уходят в петровскую эпоху.

8 июня – праздник тех, чье  профессиональное предназначение «согласовывать личные и общественные интересы клиентов», заботиться о тех, кто нуждается в помощи других. Соцработник – представитель особой, деликатной и гуманной профессии.

...На столе стояла только что потушенная свеча, призванная освятить путь домой «загулявшему ребенку». Нина Васильевна каким-то особым чутьем вдруг поняла, что теперь все хорошо, и задула свечу: сегодня найдется.  Завтра у ее подопечной экзамен. Сдаст ли?
– Я всю ночь не спала, волновалась. (И тут зазвонил телефон. Мистика! Сообщили, что девушку нашли). Наши соцработники поехали за ней. Теперь можно и передохнуть, – вздохнула она.
Отделением «Социальная гостиница» центра «Подросток», что на Михайлова,10 в Великом Новгороде, Нина Васильевна Бутова руководит 6 лет. Хотя стаж работы с сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей, – вся ее трудовая жизнь: только в детском доме отработала 23 года.
По специальности - педагог, по жизни – мама (своих три дочери). В молодости все знакомые прочили ей специальность педагога, но она хотела быть свободным художником и поступила в художественное училище. А потом стала студенткой педагогического института. Результат выбора профессии получился компромиссным: преподаватель ИЗО в школе-интернате. А вот почему выбрала работу в детском доме, ответ до сих пор дать затрудняется. «Хотела – и все!». Зато хорошо помнит первый рабочий день и то, как ее поразила казенная пустота интерната.
– Мне захотелось наполнить его домашним уютом, дать детям все, и я пошла... по заводам за отходами производства – мебельного, мануфактурного. А с каким удовольствием мы с детьми украшали свой быт, мастерили, учились созидать! В советские времена завод «Планета» помогал автобусами для поездок детей, деньгами. Мои сироты объездили весь Советский Союз, даже в Новосибирск ездили с выставкой в Академгородок.
Обвалилось все в 90-е, сироты были государством брошены. Это поколение так и осталось без жилья и не у дел, сожалеет Нина Васильевна.
А проблемами выпускников интернатов она стала заниматься, когда поняла, что ее бывшие хорошие ученики... пропадают. И тогда (еще работая в интернате) она стала доказывать чиновникам, что нужен «постинтернат», т.е. сопровождение сирот после выхода из детского дома. Кстати, всем тем, кто забыл или не желает помнить: после интерната детям на выпуск выдают 200 руб. «подъемных» и с 2002 года увеличения суммы не было, напоминает педагог. А еще – койку в общежитии, если таковое имеется. Ведь до жилья надо еще дожить. Некоторые из ребят не доживают.
Единомышленников «постинтерната» поначалу ни в городе, ни на федеральном уровне она не нашла и вместе с сиротами-выпускниками ушла на улицу. Жили в монастыре, посадили заброшенный огород... Потом их «услышали», в Великом Новгороде открыли постинтернатное отделение в школе-интернате (существовало 7 лет).
– Выбор для выпускника-сироты в городе невелик, поэтому я стараюсь их отсюда увозить, – рассказывает педагог-воспитатель. – Увидела в интернете, что на пчеловодов берут, созвонилась, съездила, посмотрела. Кстати, последнего своего воспитанника от цыган забирала, с рабства. Сейчас его в Москву увезла, он выучился на реставратора деревянного и каменного зодчества. Сказал, что лето поработает, а потом сюда вернется... Спрашиваете, сколько судеб спасла? Я не считала. Это крест мой. А увозить надо, выбора нет. От дурных компаний, сколько детей погибло из-за них. Очень многих выпускников не могу найти, они просто потерялись, исчезли. Статистики о сиротах в городе нет: кто же сироту искать будет? Криминал этим и пользуется, всегда нужны люди милостыню просить или наркотиками торговать.
Зато теплеет на душе, что все ее выпускники, кого сопровождали, получили хорошее образование. Одна девочка учится в аспирантуре, скоро получит жилье в Санкт-Петербурге.  Три человека работают здесь.
Тепло у Нины Васильевны на душе и оттого, что много выпускников выросли в бизнесменов и сами помогают сиротам. Сейчас в ее  «социальной гостинице» – 14 подростков от 15 до 18 лет, из которых семь – круглые и социальные сироты. Жильцы постоянно меняются, и предполагается, что жить они будут здесь по полгода, но жизнь – не норматив, на улицу не выгонишь, ведь за цифрами – человеческие судьбы. Вот и копятся в ее столе папки судебных производств по жилью, розыску родителей. «На бумаге хорошо прописано, а на деле у меня 35-летние никак не могут получить жилье, – сетует Нина Васильевна. – Восемь (!) лет судилась за жилье одного мальчика. Победила».
Детский дом научил ее не верить бумагам. Достаточно было пару раз наткнуться на «вопиющую несправедливость», когда по бумагам сироту поселяли в благоустроенный дом, а фактически... в огород. Теперь и она, и ее педагоги выезжают на место с фотоаппаратом, а потом борются за  жилье для сироты в судах, доказывая, что постройка с покосившимися балками без печки, пола и окон жильем считаться не может. 
 Она понимает, что всех не спасешь, но нуждающимся не отказывает. Тесно связана с православием, помощь и силы черпает там. Вспоминает, как в 90-е годы с ужасом думала, куда вести сирот, где найти им приют, и как нищие вывели на Епархию: она пошла показать им дорогу в монастырь, а в результате нашла себе помощника. Многие сироты жили тогда в монастырях, находя там хлеб и кров.
А Нина Васильевна продолжала разрабатывать тему подготовки воспитанников к самостоятельному проживанию. В 2002 году появилась комплексная программа «Начало», где особое внимание уделяется профориентации подростков и их трудоустройству. Программа реализуется и сейчас на базе центра «Подросток», и за время существования отделения реабилитацию прошли более 150 воспитанников.
Шесть лет работает здесь и «социальное бюро», призванное решать проблемы воспитанников и выпускников детдомов. Специализированная соцслужба пользуется популярностью (сироты приходят за советом и, как правило, по вопросам жилья), считается приоритетной в области. «В России тоже приняли «на ура», теперь езжу три года, отчитываюсь за этот проект, правда, денег на развитие не дают», – усмехается педагог.
Даже слушая рассказы о судьбах сирот, невольно становишься соучастником событий со всеми вытекающими последствиями для собственной души. Не каждому по силам  такие каждо-дневные испытания. А Нина Васильевна может: «Это мое обычное состояние души – помогать, восстанавливать справедливость», – объясняет она.

Антонина СМИРНОВА
Анна БОЧАРОВА (фото)