Повторение красоты

Костюм без головного убора — как человек без головы.

Двадцать лет назад инженер Дина Чайникова впервые сшила русский головной убор. С тех пор она пробовала многое в реконструкции исторического костюма — шила сарафаны,  кафтаны, рубахи и даже сапоги. Но по-прежнему самой большой ее любовью остаются старинные русские женские головные уборы: кика, сорока, сборник, кокошник.

– Головной убор — это завершающая доминанта костюма. Без него костюм – не костюм, а просто какая-то одежда надета – и всё, – говорит мастер.
Именно это ощущение – «без головы костюм неполный» – и стало толчком к освоению инженером-электронщиком Диной Чайниковой в 1995 году совершенно новой для нее области навыков и знаний. Пришла она как-то в областной дом народного творчества и увидела выставку народных костюмов. Они висели на плечиках и казались незавершенными. Там не было головных уборов. Пошла с вопросом к зав. отделом костюмов. Та отвечает: «А у нас некому вышивать». Дина предложила: «Давайте я попробую».
Никогда до этого она шитьем и вышивкой не занималась. Если не считать навыков, полученных в детстве от бабушки и мамы: «Мы же все тогда шили-вышивали».
– Попробовала – и захлестнуло! – рассказывает Чайникова. – Сидела ночами в ущерб семье.
Сделала первый головной убор. Дом творчества его купил и попросил еще. Она с удовольствием согласилась. Во-первых, полученные за работу деньги были сопоставимы с месячной зарплатой инженера, а электронная промышленность в городе тогда уже валилась набок. Во-вторых, ей действительно было очень интересно. «Наверно, я почувствовала сигналы свыше: «сиди и занимайся». Полезла в литературу, в библиотеке взяла карты по распространению головных уборов на Северо-Западе (оказывается, есть и такие). Лекала я сама строила. По картинке, по антропометрическим характеристикам (диаметр головы, высота и т.д.). В общем, подошла к вопросу как простой советский инженер», – смеется Дина Константиновна.
Мы говорили с Диной Чайниковой во время ее мастер-класса в детском музейном центре в кремле. Его участниками были три девчушки из Питера и мама одной из них. Так что вопросы задавали и мы, и юные мастерицы.
– Сколько по времени уходит на изготовление одного головного убора?
– Не меньше месяца. По-другому я никак не могу оценить. Нужно все материалы найти, подобрать, купить. И только когда все эти кучки рядом с тобой, можно начинать работу.
На уроке у Дины Чайниковой участницам мастер-класса предстояло познакомиться с техникой бисерного шитья. Вышивка бисером – на плоскости и высокая, объемная — давно использовалась в праздничных костюмах, рассказывает мастер. А также на Северо-Западе России была распространена вышивка речным жемчугом. Но его добыча была делом трудоемким, поэтому, когда на ярмарки стал поступать бисер из Чехии, Германии, крестьяне стали заменять речной жемчуг бисером, и промысел речного жемчуга постепенно угас. Сегодня мастера используют в основном бисер и искусственный жемчуг.
Дина Константиновна демонстрирует свою работу — реконструкция новгородского головного убора 19 века. Форма и рисунок соблюдены. На подлиннике – вышивка натуральным мелким речным жемчугом, здесь — бисером. Высокая вышивка, т. е. все цветочки выпуклые. Мастер рассказывает, как много значил головной убор в русском традиционном костюме, что он мог рассказать о владелице, как украшались головные уборы и с каким тщанием хранились они в семье, передаваемые из поколения в поколение. Демонстрируемый женский головной убор, поясняет она, – для замужних женщин купеческого сословия. «Ой, а можно примерить?».
После примеряшек, во время которых все участницы чуть-чуть почувствовали себя богатыми купчихами, продолжается нанизывание бисера. И разговор.
– На нитку раньше нанизывали или на леску?
– На нитку. Нитки были хорошо скрученные, они держали жемчуг и бисер хорошо. Леску не использовали вообще. Нитку можно навощить воском (свечкой провести) или мокрым мылом, она будет легко проходить в отверстие.
За двадцать лет Дина Константиновна изготовила несколько десятков реконструкций женских головных уборов 17-19 веков: сборник новгородский и вологодский, шапочка белозерская, венец свадебный, коруна с ряской, плачея, каблучок тверской, сорока архангельская, кика новгородская, псковский шишак, кокошник московский... Будничные и праздничные, для девушек и замужних женщин. В их числе – несколько реконструкций головных уборов русского национального костюма из коллекции известной собирательницы предметов старины Наталии Шабельской. Написала и выпустила две брошюры. Имеет звание «Народный мастер РФ».
– Над чем вы сейчас работаете?
– Для Тосненского краеведческого музея делаю костюм кормилицы семьи царя Николая II. Рамки очень жесткие. Долго искала ткани. Сейчас вышиваю головной убор в виде маленького венца, всё в голубых тонах. Потом передник будет. Позже для младенца должна сделать распашонку.
На вопрос, чем различаются женские головные уборы земель Северо-Запада России, мастер говорит, что резко провести границу нельзя. Хотя характерные черты были. Например, псковские шишаки. Шишак — головной убор с объемными украшениями в виде шишек (ватный валик, обтянутый тканью и расшитый бисером), которые символизировали плодородие. С псковскими музеями Дина Чайникова работает плотно.
– Невозможно границу провести, – повторяет еще раз. –  Например, недавно делала каблучок – маленький головной убор в виде усеченного конуса с большим воланом. Он характерен, как мне казалось, для Твери. Но был обнаружен в коллекции княгини Марии Тенишевой, которая занималась собирательством народных раритетов и создала свою школу в Талашкино под Смоленском.
Каблучок носили замужние женщины. Волосы собирались в кичку – «дулю» такую на макушке – и сверху, чтобы было красиво, надевали этот малюсенький головной убор. Спереди на каблучок прикреплялся красивый волан из белого конского волоса с использованием речного жемчуга. «Я плела с использованием бисера. Конский волос нашла с трудом, прислали из Румынии. Была очень рада. Потому что хотелось сделать именно из того материала, который использовался традиционно. Хотя дома, конечно, пахло конюшней», – вспоминает Чайникова.
Технология плетения из конского волоса, как оказалось, была утрачена. Мастеру удалось ее восстановить. Выпустила методическую брошюру «Плетение ряски на конском волосе», дабы знали и другие.
– За двадцать лет я многое изучила, многое знаю. Но все равно мне интересно, – заключает она. – Интересно жить и заниматься этим.
– А в вашей семье кто-то еще занимается вышивкой?
– Да вы что, у меня мальчишки сплошные! Внуки тоже мальчики. Я уже им заказала, чтобы мне правнучку родили.

Людмила СОКОЛОВА
Анна БОЧАРОВА (фото)