Городские власти должны создать действенную систему помощи и поддержки председателям советов МКД.

Мой дом – моя крепость. В этой фразе всё ласкает слух и греет душу. Кому ж не хочется иметь собственное безопасное и комфортное жилище. Здесь разногласий нет. А вот относительно того, в каких границах существует индивидуальная «крепость», единодушия не наблюдается.

Хорошо, когда дом – это дом. В смысле, индивидуальное строение, да ещё и на собственном участке. Тут всё понятно. Крепостные стены в виде забора чётко обозначают границы частного и общественного. А вот когда под общей крышей существуют десятки «своих крепостей», границы «своего» и «государственного» бывают не столь очевидны.
Давно минули те времена, когда все жильцы многоэтажек были «уважаемыми квартиросъемщиками». Тогда индивидуальное пространство не выходило дальше порога своей квартиры. Впрочем, и квартира была своей лишь условно, в пределах прав, предоставленных ордером на заселение. За всё остальное отвечало государство в лице ЖЭКа, местных властей и т.д. С одной стороны, плохо – порядка толком не добьёшься, а с другой – вполне хорошо: с соседями проще отношения наладить, вместе поворчав на безобразие в подъезде и во дворе. Теперь такой дружбы уже не получается. Ворчать и жаловаться мало – нужно вместе решения принимать, на собраниях встречаться, понимая, что квартира – лишь часть своего дома, границы которого кончаются не на пороге, а во дворе, хоть и не всегда обозначенном забором. И решения, как обустраивать свой двор, тоже нужно принимать сообща. Увы, но получается это не всегда. И образ жизни, и интересы, наконец, уровень достатка у всех разные. Кому-то важно машину поставить к подъезду, а для кого-то двор – свой мир с палисадником и лавочкой, около которых соседским авто не место. Общий язык с соседями искать нужно самим. Все остальные – будь то УК или власти – могут быть лишь помощниками. Таков закон. Госорганы, муниципальные службы призваны следить за его соблюдением, вмешиваться в тех случаях, когда есть нарушения, а вот решить – где во дворе будут стоять машины, а где располагаться детская горка – не могут. Не их это дело. И это правильно. Устанавливать порядок в своём доме, определять, какой вещи где место, должны сами хозяева. 
Но пока договориться между собой, да и просто вместе прийти на собрание, чтобы решить общие дела, получается далеко не у всех. Иногда случается даже так, что активные собственники, избранные своими же соседями в совет дома, приходят в отчаянье от равнодушия, а то, что хуже, от откровенного хамства в свой адрес. Как в таких случаях быть? Обычная реакция – всё бросить: мне что, больше всех надо…
Такие вот «обезглавленные» самими собственниками дома есть в нашем городе. Их легко можно узнать по тем признакам неухоженности, которые неуловимо присутствуют там, где нет настоящего хозяина, даже если внешне всё выглядит вполне благополучно. Но дом – всё равно «сирота». Ни чиновники, ни даже профессиональные жилищные управленцы «родными родителями» таким домам стать не могут. Поэтому, если уж повезло собственникам и среди них нашёлся человек, болеющий душой не только за свои сугубо личные квадратные метры, но ещё и совместные с другими «крепостные стены», надо такими людьми дорожить, а не отталкивать.
Ноша эта ох как нелегка и ответственна. Не зря принятые недавно поправки в Жилищный кодекс наконец-то позволили собственникам легально устанавливать председателям советов своих домов денежное вознаграждение. Всякий труд должен оплачиваться и уважаться. А городские власти должны создать для таких людей действенную систему помощи и поддержки в своих делах. Поддержки прежде всего компетентным советом, возможностью быстро разобраться: когда нужны просьбы и уговоры, а когда пора и власть употребить. Частью такой системы должны быть мини-мэрии, совершенствованием работы которых, включая наделение новыми функциями, сейчас и заняты городские власти.

А что думаете по этому поводу вы, уважаемые читатели? Свое мнение можно оставлять в комментариях под этой статьей на сайте газеты «Новгород» (www.gazetanovgorod.ru)

Константин ДЕМИДОВ,
заместитель председателя Думы Великого Новгорода