Посвящение Поэту

Владимир Семёнович Высоцкий (1938 – 1980 гг.). Наш современник. Песни его слушал весь Союз, а как-то не верилось в его исключительность.

Высоцкий...Лично мне казалось, что «этот» подделывается под блатную лирику, под тюремный «кич». В то послевоенное время воровская бравада среди шпанистой молодёжи была обязательной.

В разрушенных городах, в развалинах домов обитали воры, бандиты, их «боевые» подруги. Нищая, голодная жизнь, послевоенная озлобленность была на руку хулиганью «из подворотен». Воровской сленг был повсюду в ходу. Русский язык «обогатился» сразу: фрайер – неопытный преступник; трёкало – болтун; туфта – обман; толчок – вещевой рынок; сявка – подросток,  и прочее как бы роднило, выделяло, даже возвышало в подростковой среде.
А постарше носили финки в драном сапоге, немецкие штыки, стилеты, кастеты, швайки (которыми кололи свиней); были и гранаты, и пистолеты. Рулили блатные паханы, картёжные тузы, законники. Было страшно по вечерам, уголовная шваль откинулась из тюрем и повылазила из всех щелей; заиграла, запела шпана на «малинах».
Вот я и воспринял пение, особенно начального Высоцкого, как жаргонный перепев. Ведь всем были известны колымские, магаданские, бульварные, как теперь говорят, шлягеры. Это была тюремная классика. Кто же знал, что уже звучит настоящая авторская песня?
Это сейчас понятно, что Володя, как его называли, сам классик, большущий талант, любимец народа. Когда услышали песни Высоцкого о войне, то как будто пробудились ото сна. Нет ничего более точного, убийственно точного, абсолютно точного, непревзойдённого в этом ряду.
Такие строки, такие слова мог найти только участник войны, а не гражданский юноша ещё. Откуда это? От таланта. Есть они, эти избранные, есть. И Высоцкий в своих песнях остаётся навсегда. Он о многом спел с тем военным накалом и со своей улыбчивой спесью, и иронией; больше трёх десятков лет нет Высоцкого, а как будто поёт сегодня.
 Кажутся странными слова Высоцкого – «Я покажу вам песню». Значит, мы её «увидим». И видим же – но каждый по-своему. Очень правильные слова нашел. Всепоглощающее желание допеть до конца свою песню для всех, обо всём, сжигало Высоцкого – человека песни. И сожгло.

Хрипел Высоцкий из раскрытых окон,
Хрипел напев, как раненый солдат.
Детьми мы были, а Европа скопом
В крови теснила гулкий русский мат.

Хрипел Высоцкий, тишину нарушив,
Чертей с волками поминал не раз.
Он не любил, когда плевали в душу,
Рвал струны против половинных фраз.

Акварель «Предгорье».

Мерцал закат, как сталь клинка.
Свою добычу смерть считала.
Бой будет завтра, а пока
Взвод зарывался в облака
И уходил по перевалу.

Борис БУДНИЦКИЙ,
акварель и рисунок автора