Жить и шить

Новгородские мастера ножниц и лекал на недостаток работы не жалуются. И кризиса, похоже, не страшатся.

Казалось, огромный рынок одежды – на любой вкус, случай, размер и кошелек – и обилие возможностей ее приобрести задвинули далеко на задворки индивидуальный пошив. Ан нет!

«Конкурентов не боюсь!»

– Люблю я это дело – с ниткой и иголкой поковыряться, – смеется Марина Тийслер, хозяйка ателье на улице Ломоносова. – С детства люблю.
В залитом светом просторном помещении ателье стрекочут швейные машинки, телевизор рассказывает очередную «мыльную» историю, нежится на гладильной доске кошка Муся.
Марина, раскладывая на раскроечном столе принесенную кем-то в переделку шубу, рассказывает, что основную часть выручки и сейчас, и в предыдущие годы приносят ремонты: перешить, подшить, заменить молнию и т.д. Появился и новый вид ремонтов – «исправление дефектов интернета». Это когда просят перешить заказанную в интернет-магазинах одежду.
Марина получила, как она говорит, «нормальное советское образование» (учебно-производственный комбинат, где выучилась на швею, позже курсы закройщиков) и потому всю жизнь работает в швейном производстве: ателье, цех пошива спецодежды в «Теплоэнерго», фабрика «Скара», где была начальником брючной линии… В 2008 году, в разгар кризиса, открыла собственное дело.
«Деньги не стали платить совсем, а у меня ребенок, кредит на машину. Взяла в долг десять тысяч рублей, собрала у подружек швейные машинки, сняла помещение 12 кв. м – и начала шить», – так начинался ее бизнес. Сейчас в ателье заняты постоянно еще 2-3 человека.
Ателье Марины Тийслер шьет всё. «Кроме обуви и головных уборов», – весело замечает она. Берутся за самые сложные заказы. Например, шьют костюмы для косплеев – любителей переодеваться в костюмы аниме-персонажей мультипликационных фильмов и компьютерных игр.
– Это тяжелые в исполнении, но красивые вещи. Шить долго, но интересно, – говорит Марина, показывая эскизы, которые приносит девушка, городской лидер этого направления субкультуры.
Выполняют также заказы для театра, для танцевальных, сценических коллективов, для спортивных команд – фигуристам, гимнастам, акробатам.
Что касается индивидуальных заказов горожан, то, по наблюдениям Марины Тийслер, в последние годы их количество растет: «Люди наелись однообразием, не хотят ходить в одинаковом. Тем более что сейчас пошить пальто, например, дешевле, чем купить». В основном, по ее словам, к портному идут те, кто хочет чего-то интересного, «простых заказов мало».
Как сказались на этих тенденциях непростые экономические условия, в которые мы погружаемся? Пока, по словам Марины, ощутимого сокращения заказов не наблюдается.
Она признается, что не боится конкурентов: «У каждого мастера свои клиенты». И что практически не ходит в отпуск («если только на неделю. Мы аренду платим, на нее заработать нужно. На всё нужно. Первые два года только на оборудование работали»).
Единственное, что, пожалуй, беспокоит Марину Тийслер, — отсутствие подготовки новых кадров:
– Сейчас мастеров никто не готовит. Вот головные уборы в городе практически никто не шьет. А через 10 лет и все остальное шить будет не у кого, – говорит она. И весело смеется:  – Да, я планирую десять лет еще как минимум поработать!

Считаем костюмы

Елена Марданова и Лидия Спиркова всю жизнь шьют мужские костюмы. Многие годы работали вместе в муниципальном ателье, а три года назад, когда то ателье приказало долго жить, открыли собственное дело. «Работы нам хватает. Клиент идет», – заявляет Елена.
Основной заказчик в их ателье, как мы выясняем в ходе разговора, — мужчины около 40 лет и старше с нестандартной фигурой.
– У мужчин с возрастом что появляется? Большой живот, горбик какой-то, – рассуждает Елена. – Ростовка часто не подходит. К нам, например, заказчик из Петербурга часто ездит — у него рост два метра, ни на одной фабрике такой одежды не шьют. Так что и пальто, и костюмы у нас заказывает. Даже для рыбной ловли комплект мы для него шили.
Мужская мода довольно консервативна, да и сами мужчины тоже, поэтому заказывают костюмы часто лишь по торжественным случаям — для свадьбы, выпускного бала у ребенка и т.д.
А сколько костюмов в принципе должно быть в гардеробе мужчины? По мнению Елены, не меньше пяти, в том числе обязательно черный.
Впрочем, есть исключения. Если мужчина служит в органах власти, требования к объему гардероба значительно возрастают. Так, один из их постоянных заказчиков, известный в городе управленец, политик, рассказывает Елена, обмолвился однажды, что у него число костюмов достигло восьми десятков. Такие клиенты, конечно, радуют мастеров — чем больше работы, тем интереснее.
Женские вещи здесь тоже берут: «Перешивы, перекрои, подгонка по фигуре постоянно идет».
По наблюдениям Елены, обеднение населения все-таки чувствуется: «Иногда закажут вещь, и она у нас висит долго — у заказчика нет денег ее выкупить».

Начало делу – голова

Светлана Насибуллина и Вера Савченко открыли собственное ателье в центре города месяц назад.
– Не страшно начинать при такой экономической ситуации?
– А когда еще начинать, как не в кризис, – отвечает Вера.
Они обе мастерицы со стажем, в последнее время работали в частном ателье. Оказавшись безработными, подали заявку на получение субсидии на открытие собственного дела по программе самозанятости. На полученные средства и закупили швейное оборудование. Кстати, одним из направлений их деятельности будет как раз пошив и ремонт головных уборов.
...В любые времена следует жить. И – шить.

Людмила СОКОЛОВА
Анна БОЧАРОВА (фото)