Учитель пения. Разговор с маэстро и его учениками о музыке и жизни

«Встречаясь с хормейстерами в Питере и Москве, могу сказать: имя Кирилла Шаленного гремит по всей России, его знают везде».

12 июня заслуженный деятель искусств Российской Федерации Кирилл Шаленный дает в лектории кремля прощальный концерт – 81-летний дирижер, руководитель Академического смешанного хора Городского центра культуры и досуга им. Васильева, передает хор своему ученику.

– Кирилл Антонович, Вы создали уникальный коллектив и руководите им 30 лет. Расскажите, как все начиналось.
– В 1986 году ко мне подошла Галина Семеновна Матвеева, она тогда городской культурой заведовала, и сказала: пора приниматься за самодеятельный городской хор. Нет, говорю, спасибо, мы уже попробовали, ничего не выйдет — какой академический хор в таком маленьком городе, где вся культура подается как народная.
Мы действительно пробовали в 1969 году создать хор из выпускников нашего музыкального училища, которые по разным причинам не работали по своей специальности. Но в них же был вложен капитал — 11 лет музыке учились! Тем более в больших городах тогда уже стали возникать хоры и хоровые общества. Хор собрался, но просуществовали мы только полтора года — областному начальству культуры академический хор оказался не нужен.
В общем, поговорили и разошлись. Через три месяца Матвеева снова подошла: надо попробовать. Ладно, давайте попробуем.
5 октября 1986 года мы собрались на первую репетицию. 10 девчонок пришли, все они пели у меня в хоре музыкального училища. А некоторые даже со школы. Ольга Батманова, например, еще 8-летней девочкой пела у меня в первой музыкальной школе.
Прозанимались два месяца, и нам назначили первый концерт на 20 декабря, в филармонии. Пришло много музыкантов, культурная общественность, чиновники, ответственные за культуру. Пропели мы номеров десять. В хоре уже было к тому времени 15 женщин и 3 мужчин.
Максимальная численность хора была между 1990 и 1997 годом — 48 человек.
– Как приходят люди в хор и почему уходят?
– Приходят по личной рекомендации. Мы никогда не делаем набор, не даем объявлений. Обязательное требование — музыкальное образование. Уходят? Замужество, дети, переезд в другой город, бизнес. У меня поет хозяйка двух магазинов хозяйственных, например, два строителя, которые на шабашки ездят.
– Как менялся репертуар хора на протяжении этих лет?
– Академический репертуар чрезвычайно велик, неисчерпаемо! Всегда в программе были и духовная музыка, русская и зарубежная, и музыка старых мастеров — XVI, XVII, XVIIII века, советская хоровая музыка, зарубежная современная хоровая  музыка.
Редко-редко – хоры из опер, поскольку они обычно требуют сопровождения и, как правило, большого хора.
– За эти годы Ваш хор побывал с концертами во многих странах — Германии, Норвегии, Америке, Испании, Греции. Что более всего запомнилось?
– Сам факт, что мы достаточно много ездили, многое посмотрели. Пели в хороших залах, с прекрасной акустикой. У нас же дефицит залов для хорового пения. В Новгороде – только зал лектория в кремле.
Но во время зарубежных выступлений мы заняты были, конечно,  прежде всего пением. Каждый день – концерт, а иногда и два.
– Стоя спиной к зрителю, дирижер чувствует настроение аудитории?
– Нет. Врать не буду. Это, знаете ли, театральные актеры любят муссировать тему, как они чувствуют зрителя.
– Бывает тяжелая аудитория?
– Бывает. Когда в школе поем, а дети еще слишком малы. Они сидят тихо, но видно, что им тяжело воспринимать. Академическое хоровое пение — не для малышей.
– Когда Вы довольны выступлением своего коллектива?
– Целиком – никогда. Бывает, что отдельный номер — один или два – ничего вышли. Бывает, в общем концерт прошел получше.
– Говорят, что работа любого дирижера, руководителя творческого коллектива – это смесь диктатуры и любви.
– Да-да. Это тоже общее место. Особенно часто об этом любят говорить р-р-режиссеры. Ну и племя!
– А Вы себя как предпочитаете называть?
– Я? Деревенский учитель пения (смеется).
На этой веселой ноте мы прощаемся, и Кирилл Антонович Шаленный спешит на занятия в колледж искусств, где он преподает хоровое дирижирование уже более 50 лет.
Юрий НИКИФОРОВ — руководитель детской хоровой капеллы, председатель Новгородского хорового общества и тот человек, который возглавит коллектив после Шаленного:
– Я приехал в Новгород в 1997 году после окончания Петербургской консерватории. Увидел афишу хора, пришел в лекторий. Со слегка амбициозными настроениями: ну хор и хор. И буквально с первых тактов был восхищен: как все квалифицированно выстроено! Столичный уровень!
Сейчас, встречаясь с хормейстерами в Питере и Москве, могу сказать: имя Кирилла Антоновича гремит по всей России, его знают везде. Не говоря уже про Нижний Новгород, где он учился, – из хорового училища мальчиков ему всегда приветы передают.
В хоре Кирилла Антоновича я пел 10 лет, многое для себя понимал и открывал. Для практикующего дирижера очень важно видеть изнутри работу хорового коллектива, тем более такого квалифицированного. Кирилла Антоновича ставлю вровень со своими консерваторскими профессорами. А в сердце, может быть, и выше. Он для меня — учитель номер один.
В современной истории города академический хор Шаленного – уникальное явление. Это один из немногих коллективов, которые делают культуру в городе сегодня, что, на мой взгляд, явно недооценивается.
Хормейстер Ольга БАТМАНОВА пришла в хор в числе первых. Она знакома с Шаленным более 50 лет:
– Когда Кирилл Антонович приехал в Новгород, я училась в музыкальной школе, а он у нас был учителем хора. Мы его очень любили. Он был ужасно строгий. Когда сердился, говорил: «Не можешь – так иди к бабушке на печку, пить чай с малиновым вареньем».
Что такое хор в нашей жизни? Вся жизнь! Хормейстер Марина Попова пришла в хор 25-летней девчонкой, а сейчас вышла на пенсию. И нас таких трое.
Хор отличает незыблемая дисциплина. Репетируем каждый вторник и каждую пятницу, все 30 лет, без переносов и изменений! В этом отношении Кирилл Антонович — железный. Он никогда не отменял никакую репетицию. Придает огромное значение мелочам – как встал хор, как расположился. Не для того чтобы произвести впечатление на публику – для нашего внутреннего сосредоточения. И все это в результате работает на произведение.
Духовную музыку мы знали до того, как духовность была разрешена. И ощущение Бога мы получили, не будучи верующими, – вот через это прикосновение к молитве и к пению этой молитвы.
На зарубежных выступлениях после концерта ноты у нас просто рвали. Дирижеры в очередь стояли, чтобы получить партитуры произведения. Кирилл Антонович не упрощает репертуара. Это классика, традиции, которые надо передать. И он хранит эти традиции.
Директор Городского центра культуры и досуга им. Васильева Елена ЯКОВЕНКО уверена:
– Личность такого же уровня, как Шаленный, еще не скоро появится в городе. Кириллу Антоновичу присуще огромное чувство любви и преданности – семье, делу. Он концентрируется на искусстве и достигает таких выдающихся результатов.

Людмила СОКОЛОВА
Анна БОЧАРОВА (фото)