Вот такая история!

Несколько штрихов к портрету города от Новгородского музея-заповедника.

Продолжаем конкурс знатоков города под названием «Вот такая история!», организованный редакцией газеты «Новгород» вместе с Новгородским государственным объединенным музеем-заповедником. Итак, перелистываем страницы советского периода.

Одна из активных участниц конкурса заметила, что вопросы от сотрудников музея интересные, про «вшивую» улицу – чудный. Но… «полазала в интернете. Сходила в библиотеку. И ответа не нашла. Очень бы хотелось узнать, где рядовой новгородец может почерпнуть данную информацию. Сотрудники музея часто цитируют губернскую (с 1927 года – городскую) газету «Звезда». Возможно, там есть такие сведения, но как ее (газету) почитать? В областной библиотеке довоенных газет нет, а попасть в библиотеку музея или в читальный зал архива не так-то просто (неудобный для работающих людей режим и требуют ходатайство для работы)». Замечание справедливое, надеемся, руководители областной библиотеки учтут его. В свою очередь, сотрудники музея, до которых мы донесли претензии нашей конкурсантки, объясняют: «В каком-то роде это вопросы творческие, которые позволяют выдвинуть теории. Из присланных ответов НЕПРАВИЛЬНЫХ нет, версии про «вшивую» улицу восхищают! Но, конечно же, таких вопросов будет минимум».
Сложность представил и очередной вопрос: в чем обвиняла новгородская общественность церковные власти в 1917 году, проходя мимо Софийского собора?
Свою версию изложила Марина Калка: «В начале ХХ века Новгород в целом был скорее консервативен. Все новгородское общественное мнение, от митрополита Арсения (Стадницкого) до простого рыбака, было преисполнено гордости за великое прошлое своего «бедного града» и ориентировано на его возрождение. Возможно, общественность обвиняла церковные власти в том, что они не собирают вече». Кроме того, наша конкурсантка нашла интересный факт того времени, который мог послужить ответом к заданию музейщиков: «…Внимание прихожан привлекло, что на церковных службах Св. синод всегда стал поминаться прежде государственной власти, хотя ранее практиковалось их чередование. Один из прихожан, гражданин Суханов, 4 апреля официально обратился к губернскому комиссару Временного правительства с просьбой разъяснить создавшееся положение и ответить на вопрос, который порождал среди народа недоумение: «Неужели вместо царя у нас Синод?»
Другая участница конкурса Татьяна Герасимова пишет, что «волна революционного либерализма не обошла стороной и церковь. Еще 4 марта 1917 года была провозглашена свобода церкви от светской власти. Началось движение за «демократию» в церкви, вплоть до того, что в некоторых приходах епархии стали миряне выбирать священников взамен неугодных им по каким-либо причинам. Ситуация дошла до того, что викарий Новгородской епархии епископ Алексий (Симанский), будущий патриарх Алексий I, писал находящемуся в Москве по делам Поместного собора владыке Арсению (Стадницкому) об угрозе охлократии (власти толпы). И в этой ситуации поводов для недовольства было множество. Кому-то недоставало «демократии» в церковных делах, кто-то, наоборот, не одобрял грубого вмешательства властей и мирян в дела церкви».
Музейщики отмечают эти ответы и, в свою очередь, приводят такой факт: «В 1917 году планировалось благоустроить площадку у Софийского собора, с изящной оградой. Вместо этого был поставлен куцый забор и устроена свалка. Редактор «Новгородских губернских ведомостей» намекал на коррупцию среди духовенства. Но не стоит забывать, что время было военное, а церковь много помогала нашим бойцам на фронте».
Теперь очередь новой истории от сотрудников музея.

ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО ПРОЛЕТАРИАТ ЛЕНИНГРАДА

Новгород с его памятниками старины всегда привлекал туристов. Ехали любоваться древностями и в
1920-е годы. Более того, экскурсии ленинградских рабочих в Новгород в этот период участились. Поскольку культура и искусство в результате радикальных революционных преобразований 1917 года перестали быть элитарными, они становились все более приближенными к интересам масс. А массы в Новгороде, по свидетельствам письменных источников, более всего интересовали музей Революции, мощи, Юрьев монастырь и «колонна 1000-летия России». Однако знаменитый новгородский памятник у пролетариата вызывал недоумение: почему изображены цари, царицы, князья и княгини и другие тираны народа? Поэтому руководители губмузея стояли перед выбором, чем руководствоваться, отвечая на такие вопросы, – доводами «придворного лакея историка Иловайского» или же использовать архивные документы историка-марксиста Покровского? Дабы не быть уличенными в пропаганде монархизма, новгородские музейщики все же старались соответствовать интересам рабочих и крестьян.
При организации экскурсий ленинградцев в Новгороде встречались и другие трудности. Так, к примеру, однажды архимандрит Сергий не хотел пускать пролетариев осматривать Георгиевский собор, требуя «мандат от Порфиридова» (Н.Г.Порфиридов с 1918 по 1932 г. возглавлял объединенное Управление новгородских губернских музеев) и при условии, что «экскурсанты будут вести себя как христиане и не будут критиковать Фотия и Анну». Такая постановка вопроса крайне возмутила рабочих, не желающих «быть христианами, ибо они безбожники». И шли они осматривать памятники старины, по их же собственному признанию, чтобы лишь убедиться на фактах в обмане религии, их мандат – «его величество пролетариат Ленинграда».

Вопрос: Когда в Новгороде открылся музей Революции и где он располагался?

Ответы присылайте по электронной почте newspaper_nov@list.ru или в бумажном виде приносите в редакцию по адресу Воскресенский бульвар, 10, каб. 1. Напомним, подборка «Вот такая история!»  выходит 2 раза в месяц. Стать участником конкурса может любой из вас.