Чтоб история на фактах крепла

«На твоих глазах происходят открытия, ибо каждый день появляются новые находки».

Новгородский культурный слой IX-XVII веков — это 347 га в пределах вала Окольного города, а если вглубь – от 2 до 8 м. Все это – город, которого давно уже нет. Для нас, обычных людей. Но есть археологи, открывающие тайны истории и, как волшебники, помогающие совершить путешествие в прошлое.Наш собеседник – Елена Александровна РЫБИНА, профессор кафедры археологии исторического факультета Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова, доктор исторических наук. С 1965 года – постоянный сотрудник, а с 1997 года – заместитель начальника Новгородской археологической экспедиции.

– Елена Александровна, откуда у Вас интерес к погружению в прошлое? Археологами ведь не рождаются.
– Всегда была склонна к гуманитарным наукам, а на исторический факультет МГУ поступила по совету моей учительницы истории. После второго курса была обязательная практика в Новгороде, нас приехало тогда 6 человек... Мы были поражены увиденным и увлеклись новгородской археологией, самим Новгородом, его памятниками и ландшафтами. После практики четверо из нас выбрали темами дипломных работ Новгород, и с тех пор вся наша жизнь была связана с этим городом и с новгородской археологией.
– А в наше время романтика профессии привлекает молодежь?
– Молодежь, конечно, приходит, хотя особой романтики в археологии нет. Это – тяжелый труд в поле и долгий период осмысливания найденного. Конечно, есть романтика полевой экспедиции — жизнь в палатках, песни у костра… В Новгороде этого нет, здесь другая романтика – романтика научного поиска. На твоих глазах происходят открытия, ибо каждый день появляются новые находки. Каждая грамота, абсолютно каждая — это всегда неожиданность.
В этом году найдено уже 7 грамот: три – на Троицком раскопе и четыре – на Дубошином-II. И почти каждая содержит какую-то новую информацию. Например, грамота № 1091, найденная в слое XII века, и по оформлению, и по содержанию отличается от всех других. В начале первой строки поставлен крестик, как это часто бывает в берестяных грамотах, но над этой строкой неожиданно оказалась надписана еще одна строка. Текст состоит из перечисления мужских имен, одного женского имени и трех терминов родства: мать, мачеха, жена. Совершенно необычный перечень, и что он значит, мы пока не знаем. Кроме того, каждое слово отделено вертикальной чертой. Это своеобразный разделительный знак. Ведь в средневековых текстах не было разделения на слова. В связи с этой грамотой Андрей Анатольевич Зализняк напомнил, что разделение на слова появилось только в XVII веке.
Или грамота с Троицкого раскопа XVI, где работы ведутся в слое XIV века. В начале первой строки сказано: «Что ходил пеший человек...» Такое определение встречается в берестяных текстах впервые. Во второй строке упоминаются «соболины», т. е., очевидно, соболиные меха. Буквы последней строки почти вдвое мельче двух первых строк: «княжъ Коста-(н)...» Очевидно, имелся в виду князь Константин. Написана грамота очень аккуратным четким почерком. Несомненно, это был очень интересный документ, но, к сожалению, сохранилась только его левая часть, так что существа дела мы никогда не узнаем, если вдруг не найдется другой обрывок этого текста. А такое бывает. Был случай, когда два фрагмента одной грамоты (их номера 562 и 607) были найдены на разных участках Троицкого раскопа с промежутком в пять лет, а соединены Зализняком спустя еще 10 лет. В результате получилась целая грамота с драматичным содержанием о том, что некий Жизнобуд был погублен. При этом грамота – одна из самых ранних, она датируется второй половиной XI века.
– Что самое-самое неожиданное в этом сезоне, кроме берестяных грамот?
– Пожалуй, самое неожиданное – набор шахматных фигур на Дубошином раскопе на Никольской улице. Впервые в одном месте была найдена коллекция из 19 шахматных фигур: много пешек, два слона, конь, две ладьи. Фигурки сделаны из камня, пока непонятно, из какого. Через несколько дней были найдены еще четыре фигуры, на этот раз две деревянные и две костяные. Это просто невероятно! Всего в Новгороде найдено более 250 шахматных фигур, при этом на других раскопах чаще всего они находятся по одному экземпляру. А здесь сразу такой комплект, да еще из разных материалов. Мы уже шутим, что открыли средневековый «шахматный клуб».
– На Вашей страничке в Фейсбуке на вопрос «Зачем нужна археология?» прочитала: «Чтоб история на фактах крепла». Были ли опровержения уже принятых исторических фактов?
– Да, это слова из своеобразного гимна археологов. А были скорее не опровержения, а просто невероятно много того, что историкам не было известно. Я считаю, что из гуманитарных наук археология самая фундаментальная, потому что добывает источники. Ведь история человечества насчитывает по последним данным около двух миллионов лет, а по письменным источникам мы знаем историю только последних пяти тысячелетий. Средневековье, казалось бы, хорошо освещено в письменных источниках, однако и для этого периода археология дает много нового.
Что касается средневекового Новгорода, можно сказать, что археологи заново пишут его историю. Что по летописям было известно? Умер князь, построили церковь, пошли куда-то походом или какие-то экстраординарные события – Волхов вспять пошел или снег выпал летом. И это все, что можно узнать о том времени. Совсем другое, когда в руках оказываются предметы быта, торговли, ремесел… Жизнь города предстает в такой полноте и подробностях, какие немыслимы по письменным источникам. Например, только благодаря раскопкам мы узнали по берестяным грамотам и всему комплексу усадеб генеалогию одной боярской семьи на протяжении почти 200 лет. Это шесть поколений рода Мишиничей, живших в Неревском конце. Мы открыли в слое второй половины XII в. усадьбу иконописца Олисея Гречина. Знаете ли вы еще имена художников этого времени? Открытия археологов в Новгороде можно перечислять долго.
– В чем своеобразие средневекового Новгорода?
– Новгород отличался от других древнерусских городов прежде всего тем, что князь здесь не имел всей полноты власти, в отличие от других территорий. Он не мог собирать дань, не распоряжался землей, но наделы имел, и, наконец, в первой четверти XII века был ограничен в суде, т. е. не мог вершить суд без новгородского посадника. Найдите на Руси другой город, где между князем и городом был бы заключен договор. А по сохранившимся новгородско-княжеским договорам XIII-XV веков очевидно, что такие договорные отношения между новгородцами и князем сложились изначально в момент призвания князя.
Градостроительная схема Новгорода тоже очень отличается. В других городах кремль — защищенная часть и посад — незащищенная. В Новгороде посада как такового нет, город состоит из пяти самостоятельных концов, три из которых существовали с середины X века. На рубеже XIV-XV веков весь город был окружен оборонительными валами с каменными башнями и стенами. Практически каждая средневековая улица имела выход из города в этих башнях. Такая система характерна для западноевропейских городов. Ни в каком другом русском городе этого нет.
– Западноевропейские связи имели большое значение для Новгорода? Когда они начались?
– Хороший вопрос, потому что как раз в этом направлении археология изменила прежние представления об освоении славянами северо-западного региона Восточной Европы.
Исследователи еще в начале прошлого века обратили внимание на некоторые элементы в языке, материальной и духовной культуре населения Новгородской земли, роднящие его с западными славянами. За десятилетия раскопок в Новгороде и изучения берестяных грамот накопилось немало свидетельств, дополняющих эти давние наблюдения. В частности, в древненовгородском диалекте Зализняком выявлено более 30 признаков, большинство которых имеет прямые аналогии в западнославянских языках.
Одним словом, еще в IX-XI веках существовали тесные культурно-исторические контакты между Новгородской землей и западнославянскими землями. Новгород с самого начала своего существования был вписан в систему балтийских связей. В IX веке начались контакты и с северной Европой. В дальнейшем западноевропейские связи Новгорода успешно развивались, а со второй половины XIII века стали главными в новгородской торговле.
– Как развивались отношения Новгорода с Ганзой? Ведь это было крупнейшее торговое объединение средневековой Европы.
– Вообще, немецкое купечество появилось в Новгороде задолго до Ганзы, еще в конце XII века. Тогда был устроен Немецкий двор, который находился напротив Ярославова дворища. Ганза как общенемецкий союз городов официально оформилась только в 1370 году. До этого периодически создавались региональные союзы немецких городов, которые и вели торговлю с Новгородом. Ганза унаследовала эти контакты. Новгород был одним из важнейших торговых партнеров Ганзы, здесь находилась одна из четырех крупных ганзейских контор. Еще три конторы были устроены в Лондоне, Бергене и Брюгге.
Отношения Новгорода с Ганзой были непростые, постоянно возникали конфликты по самым разным поводам и не только торговым. Но взаимный интерес в торговле всякий раз приводил к заключению мирных договоров или выдаче торговых грамот.
– Благодаря Вашим публикациям, научным трудам, книге «Новгород и Ганза», которая лично для меня стала настольной, по сути открылась миру новгородская страница в истории Ганзы. Как это произошло?
– Это сильно сказано о моем открытии миру, не надо преувеличивать, мир давно знал о новгородско-ганзейских отношениях. Библиография Ганзы насчитывает десятки книг и сотни статей. В России историей новгородско-ганзейских отношений интересовались еще в XIX веке. И в советское время тоже было немало работ по ганзейской тематике.
Что касается меня, то свою научную работу я начинала с темы «Торговля Новгорода по археологическим материалам» – так называлась кандидатская диссертация, на ее основе затем вышла книга. При работе над диссертацией мой научный руководитель советовал обратиться к документам о связях Новгорода с Западом, но я как-то отодвигала эти вопросы: письменные источники вроде как не мое. Но 40 лет назад случилась стажировка в Германии, в небольшом городе Грайфсвальде, изначально входящем в союз немецких городов под главенством Любека (глава Ганзы). Там в библиотеке я окунулась в мир письменных источников, в основном ганзейских. Был и практический интерес, связанный с раскопками Готского двора, где с XIV века жили ганзейские купцы.
В результате этой стажировки я увлеклась ганзейской темой, собрала большой фонд ганзейских материалов и занялась их изучением. Вторая моя книга «Иноземные дворы в Новгороде» была написана исключительно по ганзейским источникам. Их сохранилось огромное количество – более 40 томов разнообразных документов. В них содержатся материалы ганзейских съездов, переписка ганзейской конторы в Новгороде, скра – устав Немецкого двора в Новгороде, всевозможные торговые и таможенные книги немецких городов, Тевтонского ордена, купеческих фамилий. На основе этой книги к XXIX Международным Ганзейским дням в Великом Новгороде была выпущена другая – «Новгород и Ганза», в которой используются и археологические источники. Вот она-то и стала для многих новгородцев открытием.
– Ганзейский союз Средневековья называют чудом международной кооперации, дававшей городам, купечеству и производителям товаров развитие на протяжении многих лет. Ваше мнение о возрожденном Ганзейском союзе Нового времени?
– Это, конечно, совсем не то, что было 6-7 веков назад. Новгород, Псков и другие русские города никогда не были членами Ганзы. Они были только партнерами могущественного союза. А то, что в 1980 году голландские и немецкие города возродили Ганзу, стали принимать в состав и российские города, это абсолютно новое явление, потому и названо так – Ганза Нового времени. Это прекрасная почва для общения, узнавания друг друга, установления культурных связей. Люди стали больше интересоваться прошлым, открывать для себя новое. Как-то сотрудники Новгородского музея-заповедника, с которыми мы тесно сотрудничаем, пригласили прочитать в Дворянском собрании лекцию для всех желающих – «Новгород и Ганза». Я была поражена, когда увидела, что собрался полный зал.
И, конечно, в памяти Международные Ганзейские дни, проведенные в Великом Новгороде в 2009 году. Я не видела в городе более яркого, насыщенного и такого искреннего в своей эмоциональности праздника. В этом, наверное, и есть современный дух Ганзы.
Но все-таки в Новгороде главные достопримечательности – Кремль, храмы с XI по XVIII столетие, Ярославово дворище, Городище и многие другие памятники. И, конечно, новгородская археология, которая привлекает исследователей и любителей истории со всего мира.
– Спасибо!

Светлана АНТОНОВА
Александр КОЧЕВНИК (фото)