Люди доброй воли

Год волонтера уходит. Доброта остается.

Уходящий Год волонтера обратил наше внимание на людей, которые по доброй воле безвозмездно посвящают свое время, опыт, знания, умения благому делу – помощи другим. Это помощь детям, пожилым и больным людям, охрана окружающей среды и защита животных, участие в акциях, пропагандирующих семейные ценности и здоровый образ жизни, и другие добрые дела. Почему и как становятся добровольцами – на этот вопрос отвечают сегодня наши собеседники.

Ирина САМОЙЛОВА, волонтер движения «Раздельный сбор отходов»: 

– Об акции «Раздельный сбор» я узнала от одной из своих собеседниц в соцсети – где-то в феврале 2014 года она оставила пост: «Я сходила на акцию «Раздельный сбор» и отнесла туда сырье». Я заинтересовалась и в марте впервые попала на эту точку раздельного сбора на улице Ломоносова – волонтер этой точки попросила меня заменить ее. Пришлось стать добровольцем. В августе того же года ко мне присоединились Георгий и Юлия, и наша команда до сих пор функционирует, и это одна из старых и стабильных команд движения. Бессменный координатор – Люба Малышева, она выполняет львиную долю организаторской работы.

Конечно, я не думала, что пять лет простою на точке. Но как только ты начинаешь сдавать сырье, становится жалко его выбрасывать — пластиковые бутылки, макулатуру. Если что-то можно переработать – нужно переработать. Наша акция — это проект людей, которые хотят совместно сдать сырье на вторичную переработку. Вначале мы, конечно, думали, что это будет просветительская акция: «Вот у нас в России тоже можно раздельно собирать мусор». Это был посыл как горожанам, так и власти, озабоченной в тот период состоянием полигона на Лужском шоссе. Года через два стало понятно, что власть решает проблему утилизации ТБО при помощи создания регионального оператора, считает, что есть цех сортировки мусора, где стоят дяденьки и выбирают из мусора ценное сырье (5% от общего объема!), и этого достаточно. Сортируя дома мусор (он чистый, грязное мы не храним), я понимаю, что вторично можно использовать до половины отходов.

Многие, кто проходит мимо нашей акции, говорят, что они тоже хотели бы сдавать вторсырье, но не раз в два месяца, а, например, каждую неделю. Хотели бы иметь в своем дворе баки. Много запросов по стеклу, по металлу. «Ах, можно и пэт-бутылки сдавать? Неплохо бы такой бак отдельно». Не скажу, что все новгородцы сразу будут сортировать и сдавать отходы, это долгий процесс, но в каждом дворе есть люди, которые готовы делать это уже сейчас. Начинать надо с понятных видов сырья — макулатуры, металла, стекла. 

Нам бы на акцию Андрея Сергеевича Никитина и нового мэра — Сергея Владимировича Бусурина. Чтобы они пришли и посмотрели, как выглядит раздельный сбор мусора. И поняли, что сортировка мусора более результативна в семьях, во дворах.

Виктор ПАХОМОВ, учредитель и руководитель благотворительного фонда «Чужих детей не бывает»:

– Почему? Скажем так, сказалось тяжелое детство: дом ребенка, детский дом, потом меня усыновили, но я сбегал несколько раз и прошел штук 15 приемников-распределителей для несовершеннолетних (тогда приютов не было) – Киев, Куйбышев (нынешняя Самара), Ташкент, Одесса, Москва… Жизнь меня многому научила. И помогать детишкам буду, пока живой.
Начало было, когда я жил в Москве. Рядом был детский приют, и мы с женой туда ходили – она напечет пирогов и идем к детям на чаепитие.
В Новгород, на историческую родину я вернулся в 2003 году. И как только у меня появилась возможность, стал помогать детям. Магазинчик был свой небольшой, дебет с кредитом стал сходиться, прибыль появилась, и как минимум 30% шло на благотворительность. Взял под опеку приют на Духовской улице и тогда еще действующий детдом № 1 имени Павлова в Деревяницах.

Еще тогда была мысль о том, что коллективно надо этим делом заниматься, один в поле – слабенький воин, нужна и дружба с кем-то, и руки на подхвате. Но пришел к этому позже, когда начал помогать со сбором средств на лечение детей.

Столкнулся с тем, что помогая в частном порядке, невозможно узнать о реальном положении дел – ни документы запросить, ни проконсультироваться с лечащим врачом. Назрела мысль, что нужно все поставить на юридическую основу. Так был создан фонд. Сейчас помощь в сборе средств на лечение и реабилитацию тяжелобольных детей – это основная деятельность фонда. Мы помогли более 80 детям со всей России на сумму более 11 млн рублей.

Плюс к этому бессрочные программы – «Добрые крышечки» (деньги хоть там и небольшие, но они тоже идут на лечение больных детей), ежегодная акция «Старость в радость» (в фонд она пришла в прошлом году) – сбор новогодних подарков пожилым людям, живущим в домах престарелых. В прошлом году более 2,5 тысячи подарков у нас было собрано. Машины у фонда нет, люди откликаются на наш призыв, приезжают и развозят подарки по районам.

Фонд организовал при помощи спонсоров капитальный ремонт того приюта на Духовской, точнее отделения центра «Подросток», где живут дети от 3 до 10 лет. По самым скромным расчетам, выполнено работ на 2,5 млн рублей. Сейчас министерство социальной политики заявило о перепрофилировании здания – размещении там социального детского сада. Идея неправильная. По нескольким причинам, и только одна из них – таким образом власти лишаются спонсоров, потому что, кроме денег, спонсор вкладывает еще и душу.
Год волонтера сейчас или нет – на нашу работу не влияет. Хотя где-то мы ожидали большей поддержки, отклика от власти, понимания. Но, наверно, это долгая история, одним годом не обойдешься.

Лариса АКМАНОВА, руководитель АНО «Жизнь» (помощь бездомным животным):

– Ситуация банальная: в 2010 году у меня умерла овчарка, которая прожила с нами 17 лет. И так получилось, что в это же время к нам во двор приблудился пес, помесь лайки с колли, я назвала его Ричард. Соорудила что-то вроде будки и стала его кормить. Тут же все бездомные животные микрорайона появились у нас во дворе. Поняла: нельзя прикармливать. Месяца через два повезло: одна женщина увидела Ричарда и захотела его забрать. Это был мой первый опыт пристроя животного. И пока я его кормила, познакомилась со многими, поняла, что люди помогают бездомным животным. Обратилась к депутату Андрею Ломанову (знала его со школы), пришла к нему с командой, выстроили планы. Так все и пошло, пошло.
Работаем как с причиной появления бездомных животных, так и со следствием. Просветительская деятельность, популяризация гуманного отношения – это уроки доброты начиная с детского сада и заканчивая колледжами, областной конкурс на лучший видеоролик о домашнем животном, ежегодный семейный праздник «Кошкин дом» в феврале, благотворительный зоофестиваль в рамках празднования Дня города в июне. И плюс ежедневная рутинная работа – забор бездомных животных с улицы, поиск передержки, пристрой, лечение, стерилизация.
У людей есть некое заблуждение, что в Год волонтера на волонтеров пролился серебряный дождь грантов. Нет. Во-первых, грант нужно сначала грамотно написать, во-вторых, выиграть. Кроме того, когда передали грантовую поддержку в министерство внутренней политики, из грантовых направлений выпала охрана окружающей среды и помощь животным.
Давно пора рассматривать нашу тему под другим углом: помогая животным, мы помогаем людям. Мы помогаем сделать город чище, безопаснее, мы влияем на нравственность. Ребенок гораздо быстрее откликается на то, что нужно делать хорошо по отношению к животным. И доброта в нем останется.

Сергей ШАКУР, волонтер поисково-спасательного отряда «Феникс»:

– 10 августа этого года я увидел в соцсети сообщение, что требуются добровольцы на поиск человека, пропавшего в лесу. Я люблю туризм, хожу в походы, на природу, лес для меня – приятная вещь, я его не боюсь. По­этому решил попробовать и приехал на место сбора. Так оказался в поисково-спасательном отряде. И втянулся в это дело. Команда хорошая, и дело нужное. Понимаешь это, когда туда попадаешь.
Первый поиск был не очень удачный – человека нашли, но его уже не было в живых. Это всегда очень тяжело. А когда находишь и человек жив, радость для всех. В октябре четверо суток тоже в лесу искали человека. И очень было приятно, что нашли живого. Все считали, что его уже нет, а он живой! Исхудавший, но живой. Сразу нужность свою ощущаешь.
На информацию о пропаже человека откликается очень много людей. Не только члены нашего отряда – просто горожане. Например, недавно, когда шли поиски мальчика в городе, к нашей группе уже где-то в половине второго ночи подъехали ребята тоже с ориентировкой: «Вы не видели?» Нормальные солидные ребята, им бы в банке работать, а они сорвались в ночь и поехали искать человека. Народу очень много откликается. Особенно, когда речь идет о пропаже ребенка.
Отряд работает в тесном сотрудничестве с полицией, МЧС. Но когда необходимо прочесать большую территорию в поисках пропавшего, мы выходим на помощь.
Да, поиск может уйти в ночь: ты пришел со смены, только успел привести себя в порядок, но подрываешься и едешь. А утром опять на работу. Но это того стоит. В таких случаях речь всегда идет о жизни человека.

Мария СЕМЕНОВА, региональный координатор Всероссийского общественного движения «Волонтеры-медики», студентка Института медицинского образования НовГУ:

– Как все начиналось? Мне было мало практики, и я пошла в первую городскую больницу — хотелось помогать, научиться делать инъекции, капельницы, общаться с пациентами, врачами, набраться практического опыта. Сначала просто приходила, а потом захотелось как-то правильно это делать – чтобы меня ждали, чтобы был какой-то регламент деятельности. Стала искать, как это сделать. Позвонила в штаб движения «Волонтеры-медики» в Москву, мне сказали, что да, есть у нас такое направление «помощь медицинскому персоналу», и поскольку регионального отделения движения в Великом Новгороде не было, только в Боровичах, предложили поработать в этом направлении и стать региональным координатором движения.
Сначала нас здесь было 4 волонтера, сейчас только в Великом Новгороде 135 волонтеров-медиков и еще 35 ребят в Боровичах.
Мы помогаем медперсоналу в больнице, ИМО заключил договор с клиникой № 1, где четко прописан регламент каждого волонтера в зависимости от курса обучения — что он имеет право делать, исходя из его навыков.

Занимаемся медицинским сопровождением спортивных и массовых мероприятий. Для этого ребята обучались навыкам оказания первой помощи, занятия проводили специалисты станции скорой помощи. Сопровождали, например, шествие Бессмертного полка в мае нынешнего года – вытаскивали из колонны тех, кому стало плохо, или сообщали в скорую, которая ехала следом. Обеспечивали медицинское сопро­вождение соревнований первой лиги по баскетболу на инвалидных колясках.
Проводим профориентацию со школьниками. Рассказываем и показываем. Они идут в клинику помогать (в регистратуре, например), смотрят, как проходит забор анализов. Суть в том, чтобы ребята посмотрели работу клиники изнутри.

Популяризируем кадровое донорство. Да, сдача крови – это круто. Но донор должен быть постоянным, кадровым. К каждой сдаче крови нужно готовиться. Донор — это ответственно.
В этом году, в Год волонтера, к нам пришло очень много ребят, более 70 человек.
Чем мне нравится волонтерство? У волонтеров намного больше опыта, чем у обычного студента. Плюс – общение с новыми друзьями, общение со школьниками. Я люблю детей и хочу стать детским врачом.

Надежда АЗАРЬЕВА, волонтер – преподаватель иностранного языка на курсах для людей пожилого возраста:

– Когда депутат областной Думы Надежда Александровна Пельгемяйнен предложила мне вести уроки иностранного языка для пожилых, я обрадовалась. Всю жизнь я посвятила немецкому языку, очень люблю его и беспокоилась, когда уроки немецкого в школах пошли на убыль. Нынешняя преподавательская деятельность для меня в радость. Третий год веду занятия и очень довольна. У меня есть дело, которое мне по душе, и у моих учеников — тоже, они очень ответственно подходят к учебе. Кто-то учил немецкий в школе, в институте и теперь вспоминает, кто-то решил выучить с нуля, но настроены все серьезно.
Наши курсы показали, что интерес пожилых людей к изучению иностранных языков или к активации ранее изучаемых очень велик, группы переполнены. Нам бы еще волонтеров.

Людмила САВЕЛЬЕВА
Анна БОЧАРОВА (фото)