Не всё ладится в государстве великого московского князя. Укрощение «вольных городов» – Новгорода и Пскова – отзывается утратой образованного и предприимчивого слоя населения. А с патриархальным укладом жизни крестьян и их апатичным послушанием налоговому тяглу далеко в экономике не продвинешься. Посланные в Новгород «в кормление» московские бояре вдруг стали на глазах «пухнуть» от богатства – того гляди, отложатся от государя. Да и рано умерший сын Иван Иванович Молодой лишил Ивана III надежды на сохранение прямой преемственности трона от отца к сыну.

БОЯРСКИЙ ПЕРЕДЕЛ

Проблемы с престолонаследием породили в семье Ивана III и его придворном окружении целый ряд явлений, серьёзно повлиявших на политику и экономику Русского государства. В 1498 году шапку Мономаха ещё до смерти царя возлагают на голову Дмитрия Ивановича – пятнадцатилетнего внука Ивана III. В обход сыновей великий московский князь решил передать власть внуку. Но не вышло. Через 11 лет Дмитрий Иванович умрёт в заключении, попав туда, опять же, по воле своего деда. Что ж, хранить и передавать власть в Московской Руси так же трудно, как рассеивать тучи вокруг солнца.

Историки считают, что причинами многих конфликтов в семье Ивана III был слишком большой фонд государственных земель, доставшийся Москве от Новгорода. Расчёт братьев и сыновей Ивана III на раздел этих земель не оправдался и стал причиной нескольких мятежей и заговоров. Более того, даже верные Ивану III первостатейные бояре, получив огромные земельные наделы сразу после событий 1478 года, уже к концу 1490-х годов оказываются в опале. Это и князь Патрикеев с сыном, и три брата Захарьина, князь Ряполовский, дворецкий Русалка-Морозов. В чём же тут дело?

Петербургский историк Руслан Скрынников считает, что Иван III отобрал у бояр новгородские земли и передал их сыну Василию, чтобы избегнуть усиления Боярской думы. Но у государя со временем возникли другие планы на Новгород. Он рассчитывал вырастить здесь новую служилую знать, а потому начал раздавать земли в поместья московским «боярским детям». Пока «боярское дитё» находится на службе, он владеет поместьем, а закончил службу – верни государству или передай служаке-сыну. Так стал складываться новый мощный слой «государевых людей», обязанных своим имуществом только царю.

Чтобы точно знать размеры владений, Иван III повелевает с 1495 года начать подробную перепись новгородских земель по пятинам, раскинувшимся во все стороны от города. Водская пятина тянулась к Ладожскому озеру, Обонежская – до Белого моря, Бежецкая охватывала течение Мсты, Деревская шла вдоль Ловати, а Шелонская включала в себя западные земли от Ловати до Луги.

Эта опись была завершена только к 1505 году и является ценнейшим источником знаний о территориальном и хозяйственном состоянии новгородских земель сразу после падения Республики.

Другие важные перемены в жизни Руси коснулись лето-счисления и крестьянских свобод. В 1492 году Иван III провёл реформу календаря и перенёс начало нового года с 1 марта на 1 сентября. В 1497 году был издан «Судебник», в котором государь установил единый срок перехода крестьян к новому землевладельцу: неделя до и неделя после осеннего Юрьева дня, 26 ноября.

 

«ДАЛ ЕМУ НОВГОРОД И ПСКОВ»

1494 г. – «Априля 10 пожар бысть в Новегороде: загорелося на Дворищи, а огорело 3 церкви: Никола да Пятница да Борис и Глеб, а горело на Фомине неделе в четверток» (Новгородская четвёртая летопись).

1497 г. – «А христианам отказыватися из волости, ис села в село, один срок в году, за неделю до Юрьева дни осеннего и неделю после Юрьева дни осеннего. Дворы пожилые платят в полех за двор рубль, а в лесех полтина. А которой христианин поживет за ким год, да пойдет прочь, и он платит четверть двора, а два года поживет да поидеть прочь, и он полдвора платит; а три годы поживет, а пойдет прочь, и он платит три четверти двора; а четыре года поживет, и он весь двор платит» (Из Судебника 1497 г. Ст. 57. «О христианском отказе»).

1499 г. – «…де я, князь великий Иван, сына своего пожаловал великого князя Василия, дал ему Новгород и Псков» (Из послания Ивана III псковичам).