22 января исполняется 80 лет Валентину Николаевичу Романову – кавалеру орденов «Знак Почета», Трудового Красного Знамени, Почетному радисту и Почетному работнику электронной промышленности СССР, – стоявшему у истоков становления промышленности Новгорода и почти три десятка лет возглавлявшему крупнейшие предприятия города.

Сейчас по состоянию здоровья ему редко доводится пройтись по родному городу, чаще сидит у окна с видом на городской вал, занесенный снегом. Но память живо рисует довоенный город, их дом, что стоял в самом центре – напротив нынешней гостиницы «Акрон». Помнит он и начало войны, и как в июле семья эвакуировалась на восток, и возвращение в разрушенный Новгород в апреле 1944 года…

Единственная в городе школа была открыта на Торговой стороне, на улице Посольской.

– Моста через Волхов не было, – вспоминает Валентин Николаевич. – Но у Екатерининской горки стояли общественные лодки. Ими управляли сами пассажиры. Подойдем, сядем в лодку, возьмем весла – и на правый берег. А там лодку привязываешь и идешь, куда тебе надо. Другая компания в этой лодке на левый берег переберется.

Когда построили школу №2 (у Дома Советов), он перешел в нее и учился там до самого выпуска в 1949 году. А потом был Ленинград, учеба в Ленинградском электротехническом институте, работа в закрытом НИИ и в 1957 году возвращение в Новгород.

– В то время многие выпускники технических вузов Ленинграда стремились попасть на работу в Новгород, – говорит Валентин Николаевич. – Город считался перспективным в смысле развития индустрии. Нас, молодых специалистов, было много, жизнь вокруг кипела.

Работать Романов пошел инженером на завод «Волна», который в то время выпускал телеаппаратуру для подводных лодок, атомных станций, судовые радиопередатчики для рыболовного флота. Уже через полтора года он был назначен начальником цеха по выпуску телеаппаратуры спецназначения, затем начальником особого конструкторского бюро. Под его руководством разработали и смонтировали центральную аппаратную телецентра на Шаболовке в Москве. А за разработку и изготовление телеустановки для атомного ледокола «Ленин» он был награжден золотой медалью ВДНХ.

В 33 года Валентина Николаевича назначили директором строящегося нового завода (ныне – «Трансвит»). Для организации предприятия передали развалины старого кирпичного завода. Острословы так потом и называли завод – «радиокирпичным».

Это было трудное время: приходилось возводить производственные корпуса и одновременно выпускать продукцию. Но объем производства увеличивался ежегодно на 15-50%. В 1968 году уже был построен и лабораторно-административный корпус, где разместились технические и экономические службы, заводская столовая, медпункт, стоматологический кабинет. Были построены спортивные площадки, теплица, пионерский лагерь «Метеор», жилые дома, общежития, детские сады, база отдыха «Сосновый бор» на Валдайском озере...

– На этой базе все работники завода могли провести отпуск или выходные дни, – говорит Валентин Николаевич. – Размещение одного человека в сутки стоило 20 копеек, а весь домик (рассчитанный на 5 человек) можно было арендовать за 1 рубль в сутки.

Завод выполнял государственный план, отмечался призовыми местами по Министерству, и в 1971 году был удостоен чести именоваться заводом имени ХХIV партсъезда.

Молодому энергичному директору ранее неоднократно предлагали перейти на работу в партийные и советские органы, но он отказывался, ссылаясь на недостроенность завода. Теперь же такой причины не стало, и он принял предложение, сделанное в категорической форме, – стал вторым секретарем Новгородского горкома КПСС. Правда, не надолго – на 3-4 месяца. Их хватило, чтобы понять: аппаратная работа не для него. Его судьба, его дело – это промышленное производство. И подал заявление об уходе. В ответ предложили должность первого секретаря, но он отказался. И тогда его освободили с уникальной записью в трудовой книжке: «Освобожден от обязанностей второго секретаря ГК КПСС за проявленную незрелость, выразившуюся в нежелании работать в партийном аппарате».

С такой записью карьера, казалось, кончилась. На родной завод он вернулся уже не директором, а просто начальником цеха. Но в министерстве-то помнили и ценили директора Романова. Приказом министра Валентин Николаевич Романов был назначен директором Смоленского завода радиодеталей. Спрос на эту продукцию был очень большой, а завод не мог обеспечивать потребность. Требовалось расширять и механизировать производство, строить новые корпуса. Романов справился и с этим, завод начал успешно выполнять план. В Смоленске, как в Новгороде, у завода появились и столовая, и спортивные площадки, и пионерский лагерь, и база отдыха на берегу реки Хмость...

В это время стали создаваться промышленные объединения. Завод радиодеталей стал головным предприятием такого объединения, а Романов его генеральным директором. В объединение вошли машиностроительный завод «Кентавр», «Диффузион», НИИ радиокомпонентов, затем влились еще три завода из Украины, Мордовии, Калмыкии. Численность работающих превысила 16 тысяч человек.

– Управлять таким объединением было непросто, – вспоминает Валентин Николаевич. – Приходилось много разъезжать и хотя бы раз в месяц бывать на каждом предприятии. Но мы успешно справлялись с задачами.

По иронии судьбы и это предприятие, поднятое Романовым на новую высоту, было переименовано в завод имени ХХV партсъезда. А сам генеральный директор был избран делегатом ХХVI съезда КПСС. И там, во Дворце съездов, он неожиданно повстречался с новгородской делегацией, с теми самыми коллегами, которые сделали ему в трудовой книжке запись о незрелости… Новгородцы предложили Романову вернуться в родной город. И он не устоял.

В Новгороде Валентин Николаевич возглавил машиностроительный завод. А после того, как наладил там работу, ему предложили стать генеральным директором арматурного завода, который выпускал запорную арматуру для различных отраслей, в том числе и для атомной промышленности.

– Предложение было заманчивым, – говорит Валентин Николаевич. – Завод большой, продукция серьезная, но начиналась пресловутая перестройка, а с ней – сложности с поставкой материалов, сбытом продукции, рвались налаженные связи. Зарплату людям уже задерживали. Дела шли неважно. Но я согласился.

И снова пришлось перестраивать, внедрять романовские методы работы. И результат появился – уже через три месяца погасили задолженность по зарплате, выплатили все премии, которые полагались рабочим, – за новую технику, за выпуск ТНП, за рационализацию и пр.

– Самое сложное было сохранить выпуск арматуры для атомных станций, – считает Валентин Николаевич. – Это была очень сложная технология, сложная атомная приемка. Но все удалось. Удалось даже перевести завод в Министерство атомной промышленности СССР. И он получил название ПО «Контур».

С «Контура» Валентин Романов и ушел на пенсию. Это случилось во время акционирования предприятия, создания корпорации «Сплав». Понадобились другие люди, с другими целями и методами их достижения.

Сегодня Валентин Николаевич интересуется своими бывшими предприятиями, болезненно переживает развал радиоэлектроники, открытие торговых точек на бывших производственных площадях, в строительство которых он вложил столько сил. Он удивительно скромен. Не хапнул, не цапнул, не прихватизировал. Ни хором не нажил, ни иномарок не завел, ни загородных коттеджей. Чем-то похож на героя фильма «Любить по-русски», которого сыграл его большой друг знаменитый актер и режиссер Евгений Матвеев.

Бывшие коллеги Валентина Николаевича с благодарностью вспоминают совместную работу, поздравляют с юбилеем, желают ему доброго здоровья. Друзья соберутся за праздничным столом, где, как всегда у Романова, будут и песни под гитару, и чтение стихов Симонова, и общие воспоминания. А Валентин Николаевич будет, как обычно, душой компании.