Полтора века назад, 30 июля 1861 года, в Новгороде в семье Аренских, у которых уже было двое детей, появился ещё один малыш. Его крестили в Николо-Кочановской церкви и нарекли в честь одного из самых чтимых новгородских святых Антония Римлянина. Пройдёт несколько десятков лет, и Аренский прославит не только свою семью, но и Новгород, и Россию.

Аренские были семьёй с разнообразными художественными интересами, но особое место отводилось музыке. И Степан Матвеевич, и Надежда Антиповна с удовольствием отдавали свободное время домашнему музицированию, вовлекая в него детей. Мать, прекрасно владевшая фортепиано, была их первой учительницей музыки. Однако только Антон, начавший занятия довольно поздно (по современным меркам) – в 7 лет, поразил родителей и их друзей бурным развитием. Судите сами: уже через год он выступал публично в зале Дворянского собрания, аккомпанируя отцу, исполнявшему на виолончели «Серенаду».

Рано проявились и творческие способности мальчика. Впоследствии родственники вспоминали, что среди первых произведений Антоши были фортепианные пьесы и «прехорошенький романсик». Известно также письмо Степана Матвеевича, где он пишет, что в 9 лет Антоша сочинил квартет для скрипки, фортепиано, флейты и виолончели. Необычный состав квартета объясняется просто – мальчик часто слышал его на домашних музыкальных вечерах. Хоровую песню десятилетнего Антона исполняли в концерте его товарищи по гимназии.

Видя, как легко сын осваивает музыкальные азы и не по возрасту умело оперирует многоголосием, родители всерьёз озаботились: Антону необходимо продолжать обучение музыке, а в Новгороде для этого решительно нет условий...

Так в 1872 году семья Аренских навсегда покинула Новгород, переехав в столицу.

 

«Самый одарённый юноша Петербурга»

В Петербурге успешно окончив 5-ю классическую гимназию и частную музыкальную школу Руссо, Антон в 1879 году поступил сразу на старшее отделение консерватории и через три года окончил её с золотой медалью по классу композиции Николая Римского-Корсакова. Известно, правда, что Антон не утруждал себя аккуратным посещением занятий, но это с лихвой компенсировалось его незаурядными способностями. Причём они проявлялись не только в музыке, но и в литературе и рисовании. Не зря же его за глаза называли «самым одарённым юношей Петербурга».

Талантливого молодого человека не могли не заметить. Его пригласили преподавать в Московскую консерваторию. И не ошиблись: из класса Аренского вышла целая плеяда выдающихся музыкантов. Среди них пианисты А. Гольденвейзер, А. Гедике, К. Игумнов, композиторы Р. Глиэр, А. Гречанинов, Н. Метнер, А. Скрябин и многие другие. А за Сергея Рахманинова, воспитанного Антонием Степановичем, мы должны поклониться ему до самой земли.

Преподавательская деятельность (а он уже в 28 лет стал профессором!) не мешала Аренскому руководить Русским хоровым обществом и заниматься творчеством. В эти годы созданы Первая симфония, посвящённая отцу, оперы «Сон на Волге» и «Рафаэль». Последняя написана по заказу Первого Всероссийского съезда художников – в 1894 году в Москве не было композитора авторитетнее Аренского.

Известно, что Антоний Степанович очень легко сочинял музыку. Во многих его черновых записях нет никаких следов «мук творчества» – исправлений, то есть он писал сразу начисто! Так же легко ему давались и другие виды искусств. Например, его непростые отношения с директором Московской консерватории Василием Сафоновым вылились в остро-критичную поэму «Сафониада», высмеивавшую порядки, царившие при талантливом, но деспотичном Сафонове. Отличавшийся острым языком, Василий Ильич также не преминул отметить коллегу эпиграммой, начинавшейся словами: «Муза Аренского не выходит из погреба ренского», намекая на неравнодушие композитора в то время к винным возлияниям. Был он, к тому же, азартным игроком в карты и рулетку. Однако всё это не помешало музе Антония Степановича вдохновить его на создание большого количества оркестровой, камерной, вокальной и фортепианной музыки.

 

Из Москвы в Петербург

Отдав Московской консерватории 12 лет, Аренский в 1895 году по рекомендации М. Балакирева стал управляющим Придворной певческой капеллой и в связи с этим переехал в Петербург. Он много сделал для улучшения работы капеллы и для обновления её репертуара. Из послужного формуляра Антония Степановича узнаём о его наградах – двух медалях и орденах святой Анны II степени, святого Станислава II степени и болгарском ордене святого Александра (Невского) за гражданские заслуги. В Капелле Аренский работал недолго и в 1901 году вышел в отставку по состоянию здоровья (прогрессировавший туберкулёз лёгких), получив пенсию в 6000 рублей.

В эти годы музыка Аренского приобрела большую популярность. Его оперы ставились в лучших театрах. Часто звучали симфонические, камерные сочинения и произведения для фортепиано. Романсы Антония Степановича исполнялись знаменитыми певцами, такими, как Фёдор Шаляпин, Леонид Собинов, Евгения Збруева, Елизавета Лавровская. И критика, и публика с энтузиазмом принимала каждое новое произведение Аренского. Он много концертировал, и не только в России, но и в Западной Европе.

Творчество нашего земляка высоко ценили композитор Танеев, антрепренёр Сергей Дягилев, писатель Лев Толстой, актриса Вера Комиссаржевская... Чайковский, признававший в Аренском «огромный талант», писал в одном из писем, что, слушая его оперу «Сон на Волге», пролил «немало сладких слёз».

 

Виновен ли Чайковский?

Сейчас многие музыканты склоняются к тому, что ярлык «эпигона Чайковского», приклеенный Аренскому в довоенное время, ничем не обоснован. Да, он преклонялся перед гением Чайковского, но в творчестве шёл своим путём. У композиторов были дружеские отношения. Однако именно с личностью Петра Ильича связан один из тягостных эпизодов в жизни Аренского – кратковременное помешательство.

25-летний Аренский написал фантазию для симфонического оркестра «Маргарита Готье» по роману Дюма «Дама с камелиями». Собираясь посвятить произведение обожаемому Чайковскому, послал ноты Петру Ильичу, чтобы узнать, нравится ли музыка. Однако Чайковский молчал. Прошёл месяц, другой, и Аренский, не выдержав, написал снова: получили ли вы мою фантазию? Как вы её находите? Опять тишина. В нетерпении Аренский пишет раздражённое письмо: если не понравилась музыка, так и скажите... И Чайковский прислал резко отрицательный отзыв, суть которого: ваше произведение неудачно не только по избранному сюжету (вам мало русской литературы?), но и по музыкальному воплощению: красоты в вашей музыке нет, а есть лишь внешняя красивость. Отзыв Чайковского настолько потряс Аренского, что он вынужден был несколько месяцев провести в заведении для душевнобольных в Казани.

Трудно осуждать Чайковского: он сказал, что думал. И, вероятно, так долго не отвечал на письма Аренского именно потому, что, зная тонкую нервную организацию молодого друга, щадил его самолюбие. Однако интересно и другое: современные музыканты, слышавшие «Маргариту Готье», утверждают, что это вполне хорошее и интересное произведение. Почему Чайковский так сурово обошёлся с его автором?..

К счастью, никаких последствий кратковременное помешательство Аренского не повлекло.

 

Рыцарь Ордена тамплиеров

Личная жизнь Антония Степановича в целом складывалась благополучно. С женой Елизаветой Владимировной Лачиновой он познакомился, когда та была студенткой Московской консерватории. У Аренских было двое детей – Надежда и Павел. О нём хотелось бы рассказать отдельно.

Павел унаследовал литературные способности, наблюдавшиеся в роду бабушки, Надежды Антиповны Аренской. Востоковед, писатель, поэт, переводчик, драматург; автор двух книг, положивших начало серии «Жизнь замечательных людей», сценария к фильму «Процесс о трёх миллионах». В годы Гражданской войны он был мобилизован в Красную армию. В 1920 году вместе с режиссёром Эйзенштейном Павел вступил в религиозно-мистическую организацию Ордена розенкрейцеров («роза и крест»), идеи которой расходились с идеологией новой власти в России. Позднее, в 1937 году, он был арестован и за антисоветскую деятельность приговорен к 5 годам на Колыме.

Творческая натура даже в тех условиях находила возможности для самовыражения: Павел Аренский участвовал в художественной самодеятельности заключённых, много занимался с ними и даже составил для товарищей музыкальный словарь, которым те активно пользовались. Спустя годы родственница одного из репрессированных передала рукопись словаря Мстиславу Ростроповичу, и он выделил деньги для его издания. Умер Павел Аренский в 1941 году при невыясненных обстоятельствах, несколько месяцев не дожив до освобождения.

 

Несбывшееся пророчество

А Антоний Степанович Аренский много лет боролся с чахоткой и ушёл из жизни на даче близ туберкулёзного санатория Питке-Ярви в окрестностях нынешнего Зеленогорска. Ему не было и 45 лет... Похоронен в Александро-Невской лавре.

«По характеру таланта и композиторскому вкусу он ближе всего подходил к А. Г. Рубинштейну, но силою сочинительского таланта уступал последнему. В молодости Аренский не избег некоторого моего влияния, впоследствии - влияния Чайковского. Забыт он будет скоро...», - это пророчество из « Летописи моей музыкальной жизни» Николая Римского-Корсакова кажется странным, если вспомнить, что его написал любимый и глубоко уважаемый учитель Антония Степановича. Сбылось оно лишь отчасти - прошли годы, и музыка Аренского вновь зазвучала по всему миру.

 

«Сафониада» (отрывок)

Был вечер, но не видно было

Ни звезд, ни трепетной луны.

Музыку слушая уныло,

Сидели все, тоски полны.

То - вечер был консерваторский.

Под звуки гениев трио:

(Из Боборыкиной, Сикорской,

Ромбой) заснуло быстро всё.

И только трое не хотели

Дремоте сладкой уступить:

Они сопели и потели,

Боясь Моцарта оскорбить...