Билеты нам достались совершенно случайно. И что с ними делать — мы не знали. Просто было свободное время. И что такое «Студенческая весна», вся компания представляла себе плохо.

 

Один я года три назад... нет, лет пять назад, принимал участие в одноимённом конкурсе в Твери. Танцевал жутко скучную кадриль вместе с такими же горе-танцорами из колледжа. Все это напоминало смотр самодеятельности советских времён. От новгородской студвесны я ожидал примерно такого же.

– Здесь март ещё не наступил, что ли?  – спрашиваю одногруппника. Кажется, весь новгородский снег свезли к драмтеатру. И сверху тоже падал снег. Крупными хлопьями. И вся втекающая в театр молодёжь была сначала заснеженной, а потом, уже в фойе, – мокрой.

– Чувствую, всех студентов решили собрать в одном месте и убить, – кто-то из наших говорит, видя бесконечную очередь. Через стеклянную дверь драмтеатра из-за снегопада не видно другого берега Волхова.

Внутри, в зале театра – экран проектора и видео «из жизни НовГУ»: лаборатории, конкурсы, танцы, улыбающийся Вебер, опять лаборатории и далее по кругу.

Ведущий из-за кулис говорит, что в НовГУ – аттестационная комиссия из Москвы.

– И пока не нАчалось представление...  – далее не дослушал, потому как вся наша компания — студенты-филологи, граммар-наци восьмидесятого уровня. И у всех синхронно вырвалось: «НачалОсь».

А началось весьма годное шоу. Причём с сюжетом. Суть такая: в связи с ростом модернизаций и инноваций в Великий Новгород прибывает группа студентов из Москвы. Они выбегают и танцуют под ремикс бессмертной «Smoke on the water» Deep Purple. И модернизацию, и Дип пёрпл, говорят, любит Медведев. Забавно.

Затем – завязка сюжета. Главный герой, москвич, приехавший в наш город, встречает главную героиню, влюбляется. Тут же они друг друга теряют в толпе студентов НовГУ. Находится «вечный студент» в костюме Остапа Бендера, который решает помочь главному герою. И водит его из института в институт, ищет его девушку, по дороге рассказывая, насколько всё в НовГУ отремонтировано, закуплено и усовершенствовано. С юмором.

В конце герой находит героиню, Остап Бендер – свою вторую половинку, любовь и все дела. Всё это перемешивается с песнями и танцами. Итоговый коктейль, к моему приятному удивлению, больше напоминал бродвейский мюзикл, чем советский смотр самодеятельности.

Знаете, как тяжело в абсолютно тёмном зале записывать в тетрадке, что происходит на сцене? Особенно, когда в глаза светят телевизионщики, которым срочно надо снять улыбающиеся рожи зрителей. Надо же не только оставлять разборчивые каракули на бумаге, но ещё и на сцену поглядывать. А там саксофонисты, девушки-танцовщицы, изображающие электричку (бывает и такое), танцы животов (двух) и молодые певицы с подтанцовкой в пиратских костюмах. От сцены очень трудно оторвать взгляд в таких условиях.

Главное правило всех подобных праздников одно. Нужно всё-таки оторвать взгляд и уйти за пару минут до конца, чтобы взять куртку до начала толкучки у гардероба. У нас получилось. Артистам, наверное, обидно, что зал начинает пустеть при первых аккордах последней песни. Но главное всё-таки – куртка без очереди.