Такого у нас, действительно, ещё не было. В одном месте можно увидеть сразу несколько основных направлений искусства ХХ века. Всё это – в работах ведущих мастеров и в специальных сопроводительных текстах. Имена Сальвадора Дали или Василия Кандинского слышали все, а вот полного понимания и принятия у массовой публики они не имели…

 

Хоть Пикассо и сердился, что все пытаются понять живопись, но никто не пытается понять пение птиц, вопрос правомерен. «Что здесь изображено?» – часто спрашивают на выставках авангардистов. Для начала обратимся к термину. Авангард – «передовой отряд, готовый жертвовать собой в стремительной атаке ради достижения цели». Возникновение авангарда в начале ХХ века действительно было похоже на атаку. Художники создавали радикально новое искусство и отрекались от старого мира.

В основе отречения, прежде всего, лежал принцип «сохранить молчание», т.е. довольствоваться только художественной структурой произведения, отказаться от всякой литературности. Нужно было отказаться и от изображения форм видимого мира. Беспредметное искусство, как некогда иконопись, сосредоточилось не на сюжете, а на самом «веществе живописи», на линии, пятне, колорите, изучая их воздействие на зрителя и их способность отразить важные для художника смыслы. А сам зритель уже не имел права быть инертным созерцателем. Он должен был владеть искусством «декодировки» языка живописи, понимать-чувствовать, следить за формой и направлением мазка, а не искать изображённый анекдот.

Насмешек было много. Говорили, что художник на просьбу портретируемой дамы изменить цвет глаз ответил, что не помнит, где их нарисовал. На утверждение, что хороший художник способен нарисовать бегуна без ног, спрашивали: а зачем? А вот затем. Художники вообще, а художники ХХ века в особенности похожи на того матроса с корабля Колумба, который первый крикнул: «Земля!». Он не знал, что это за земля, что там есть и чего там нет. Но он первый увидел неведомое.

Впрочем, критики правы. Действительно, отказываясь от повествовательности в своих произведениях, авангардисты тут же обросли разного рода манифестами и теориями. Но возможно это объясняется их стремлением вынести «слова» за пределы живописного пространства? Иконопись ведь тоже не существует без текста в широком смысле слова. Ещё упрёк: сосредоточенность на процессе формообразования уничтожает духовный смысл искусства. А позднее передвижничество не уничтожает? А искусство на службе политики? Известную фразу: «Каждый художник, который изображает небо зелёным, а траву голубой, должен быть подвержен стерилизации», – сказал не кто иной, как Гитлер (сам, кстати, художник, автор банальнейших пейзажиков, которые он продавал туристам в Вене). С чего бы это диктаторы всех времён и народов, за редким исключением, ненавидели «формализьм»?

Словом, теперь вы сами сможете определить, что такое авангардизм – новое искусство  или ядовитая поросль на трупе европейской культуры. Авторы экспозиции («Арт-Центр в Перинных рядах», СПб) включили в нее работы мэтров: Сальвадора Дали, Василия Кандинского, Рене Магритта, Хоана Миро, Марка Шагала и менее известных Питера Нюборга, Андрея Ланского, Джона Биркеманса и других художников из разных стран, чтобы зрители смогли максимально полно представить себе непростое искусство ХХ века.

Выставка будет работать с 14 апреля по 3 июня в Городском выставочном центре (центр «Диалог») с 11.00 до 19.00, кроме понедельника. Справки и заявки на экскурсии по тел.: 946-079.

«Ничего не имею против беспредметной живописи, лишь бы был виден субъект художника».
Станислав Ежи Лец