Работы по проекту благоустройства кремлёвского рва завершают археологический сезон-2013

Одной из примет новгородской осени в последние годы стало появление в сентябре-октябре в кремлёвском рву десятков людей с лопатами, пытающихся выгребать текучую жижу из русла протоки, огибающей стены и башни Детинца со стороны города. Эти усилия достойны похвалы, ведь благодаря им удалось задерновать оползни строительного мусора на склонах кремлёвского вала, а по периметру напольной стороны крепости появилась дренажная канава, оформленная каменной засыпкой и даже заполняемая водой в период весеннего паводка и осенних дождей.
Вот и в этом году на внешней стороне кремлёвских стен от Воскресенской арки (вход от Софийской площади) до расположенной севернее Митрополичьей башни появились землекопы, методично вгрызающиеся в склон вала на метр, а то и больше.
Зачем, а главное – за чей счёт ведутся эти, в общем-то, недешёвые работы?

КРЕПОСТЬ, ДЕКОРАЦИЯ ИЛИ ОБЪЕКТ ЖКХ?

Так что, приходится археологам скользить по глиняным склонам  и костерить систему государственных контрактов...Новгородский кремль хоть и не стал главным чудом России (пока!), но совершенно точно – предмет гордости новгородцев. Тем обидней было видеть самим и показывать гостям, как в последние десятилетия, после грандиозных реставрационных работ 1950-1960-х гг., постепенно заплывал грязью и зарастал самосевом склон вала и рва древнейшей крепости.
С 2009 г. по заказу Минкультуры РФ ведутся проектные работы по благоустройству рва, начатые с изучения обширных архивных сведений, причём не только по истории и археологии, но также и по геологии и гидрологии территории Кремля. Без этих материалов любые разговоры о том, каким был и каким должен стать кремлёвский ров, были бы беспочвенными.
Как свидетельствуют данные геологии, ров – искусственное сооружение на всём протяжении – от Дворцовой башни на юге до Владимирской на севере. К такому выводу геологи пришли ещё к середине 1950-х, хотя историки долго пытались убедить друг друга в том, что какие-то части рва – это древние овраги и протоки. Увы историкам: геология – наука более строгая, а многократные бурения ложа рва и окружающей его территории убедительно показали, что если и был на месте Кремля овраг, то только тот, который пересекал его в древности по направлению от современных «Пяти углов» на ул. Б. Санкт-Петербургской до всё ещё заметной вымоины за зданием музея у пляжа. Русло этого временного водотока (ручья) было перерезано в древности при копке рва, а собиравшаяся в нём сезонная вода с тех пор частично заполняет ров.
Вид Кремля с обводнённым рвом. Май 1999 года.Время строительства рва и вала под каменными стенами также спорно. По моему мнению, наиболее вероятным периодом сооружения этих деревоземляных укреплений Детинца был рубеж XIII-XIV веков, когда город переживал серьёзные изменения в политической жизни (реформа института посадников в 1290-х гг.), а также столкнулся с необходимостью создания разветвлённой системы дренажей: открытых и закрытых.
Со второй половины XIII века город начинает испытывать регулярные подтопления. Важной находкой, подтверждающей эту гипотезу, стала дренажная труба 1260-х, найденная у края мостовой древней Пробойной улицы на Троицком раскопе в 1998 г. Её направление показывало, что в то время грунтовая вода по деревянным трубам сбрасывалась в сторону кремлёвского рва и также служила источником его обводнения.
Кстати, в первой половине XIV века возникает и известный Фёдоровский ручей, в значительной своей части также являющийся искусственным сооружением. Таким способом средневековые новгородцы обеспечивали сухость, чистоту и санитарию в условиях регулярных паводков. Это и были, наряду с улицами и мостами, первые объекты коммунальной инфраструктуры Новгорода.
Вообще, строительство каменного Детинца, начавшееся, согласно летописям, в 1302 г., было труднейшей инженерной задачей. Сложный рельеф и грунтовые характеристики, существование оврага в центральной части новой крепости потребовали взвешенных технических решений.
Главное решение было найдено в создании искусственного рва и земляного основания со сложной конструкцией (вала), призванного нивелировать неровности рельефа по трассе стен. Конструкция этого вального основания была изучена и реконструирована М. Х. Алешковским в ходе археологических раскопок 1956-1960 гг. Различия по периметру стен заключались лишь в том, что в северной части Детинца глиняным валом были накрыты остатки древних дубовых стен первой крепости, а в южной части дерево-земляное ядро вала сложили из дубовых лежней, выполнявших роль арматуры всей насыпи.

ПРОЕКТНЫЕ ТРУДНОСТИ

Таким сложным выглядит рельеф территории Кремля и Кремлёвского парка, погребённый под культурным слоем.В 1990-х, после трагического обрушения прясла стены между Спасской и Княжой башнями, по внешней стороне вала в южной части Кремля проводилось усиление склонов. В ходе тех работ  получены новые данные о профиле вала и рва. Выяснилось, что древние строители оформили переход от склона рва к склону вала в виде горизонтальной площадки – бермы, шириной около сажени (216 см). Берма предохраняла склоны от совместного сползания и вполне могла быть первым рубежом обороны с частокольной стенкой.
Поэтому при разработке проекта благоустройства рва в 2009 г. было предложено очистить склоны вала от строительного мусора, тем более что эта мусорная «шуба» достигла за 500 лет более 1 м толщины! Кстати, в XIX веке, чтобы хоть как-то приукрасить засыпанные кирпичным щебнем склоны перед въездом в Кремль со стороны столичного Петербурга, строительный мусор разровняли волнистыми линиями по нижней части склона вала. Следы этих декоративных «волн» просматривались ещё в 2011 г., после чего их засыпали грунтом изо рва и закрыли дёрном.
Вторым проектным решением предлагалось восстановление по всей длине вала бермы, которая не только вернула бы линии укреплений исторический вид, но могла бы стать пешеходной дорожкой для осмотра туристами стен и башен кремля в полную высоту.
На заседании Федерального научно-методического совета в Москве в 2011 г. проект приняли неоднозначно и решили провести дополнительные инженерно-археологические изыскания. Что, собственно, и началось в последние дни.
Вопрос о водном наполнении рва также крайне сложен и даже опасен. Уже в XVI-XVII веках ров становится сухим, так как источники его наполнения – городские дренажи – были отрезаны новой линией укреплений Малого Земляного города, на территории которого в 1820-х и появился городской публичный сад.
К 1100-летию Новгорода в 1959 г. был разработан проект обводнения рва за счёт двух насосных станций. Ров наполнили летом водой, кому-то даже посчастливилось искупаться в нём или покататься на лодках. Но уже к осени вода «зацвела», запахла и была спущена, а насосы заглушены. В редкие годы волховские воды заходят в ров, как это было, например, в 1999 году. Вот эти ситуации как раз крайне опасны: проникновение воды внутрь вальной конструкции, герметичность которой многократно нарушена и скважинами, и раскопками, да и взрывами бомб, может вызвать её сползание и привести к обрушению стен.

ОСЕНЬ АРХЕОЛОГИИ

В этом году на участке стен от Воскресенской арки до Митрополичьей башни планируется заложить две траншеи по склону вала. Работами руководит московский археолог, кандидат наук Олег Олейников, уже знакомый новгородцам по открытиям последних лет на улицах Добрыне, Конюшенной, Даньславля, а также по «прозвеневшим» в августе находкам медных слитков у гребной базы на Торговой стороне.
Задача археологам поставлена чётко: проверить высотные параметры вала и рва на участке, где стены Кремля пересекают засыпанный древний овраг, а также подтвердить наличие здесь горизонтальной бермы. Впрочем, сюрпризы в археологии ещё никто не отменял.
То, что работы начались в слякотную октябрьскую пору, связано с постоянным объектом критики – федеральным законом № 94. Конкурсные процедуры закончились лишь в конце сентября, после чего выигравшая подряд петербургская фирма «Союзстройреставрация» должна была оперативно найти на месте рабочих, а ещё закупить инвентарь, обеспечить бытовые условия…
Так что, приходится археологам скользить по глиняным склонам и костерить систему государственных контрактов. Но им не привыкать, ведь всё лучшее для них – в прошлом, до которого обязательно нужно докопаться.

Сергей ТРОЯНОВСКИЙ,
руководитель Центра
археологических исследований
Новгородского музея-заповедника