Сезон восторгов

Бурлящую вечевую площадь напоминал в прошлую пятницу лекторий Новгородского музея-заповедника, где собрались на встречу с археологами более 250 новгородцев, а также непосредственных участников раскопок и гостей города. Мест в зале не хватило, и многие устраивались на приставных стульях, а то и подпирали стены. Общее ожидание было вознаграждено выставкой в восьми витринах, представлявших наиболее интересные находки уходящего сезона, а также 9-ю докладами учёных, со знанием дела рассказавших об итогах раскопок 2014 года.

Пятнадцать «окон в прошлое»

Общие виды Троицкого раскопа.Охват территории Великого Новгорода и его окрестностей раскопками в этом году впечатляет: не менее 15 площадок исследований было раскопано полностью или частично. Раскопки велись различными учреждениями, среди которых Центр по организации археологических исследований Новгородского музея, Институт археологии РАН (Москва), Институт истории материальной культуры РАН (СПб.), Санкт-Петербургский университет, новгородские ООО «МАРТ» и Федерация подводной деятельности.
Первые раскопки – на дне Волхова – начались ещё в апреле, но из-за погодных условий были недолгими. Отряд водолазов под руководством Айвара Степанова повторно обследовал на волховской стремнине, чуть выше по течению от пешеходного моста, остатки барки, гружённой кирпичом. Судно в древности врезалось в опору моста и затонуло. Когда это случилось, могут «рассказать» кирпичи, поскольку размеры этого стройматериала менялись из столетия в столетие. Пока есть две гипотезы – конец XV в. (строительство Кремля) или вторая половина XVI (строительство на Ярославовом Дворище).
Уже в мае археолог ООО «МАРТ» Алексей Андриенко в одном из шурфов на территории Музея деревянного зодчества, к югу от шатровой церкви Успения из с. Курицко, впервые обнаружил культурный слой XII-XIII вв., который явно отложился на месте древнего села Витославлицы, давшего название современному музею. Это стало настоящим подарком к 50-летию «деревяшек», как ласково называют свой музейный филиал сами сотрудники. Название села впервые упоминается в грамоте князя Изяслава Мстиславича 1130-х гг. Пантелеймонову монастырю, который существовал сотни лет на территории нынешнего музея, но полностью разрушился к XIX веку. Местоположение древнего селения долгие годы оставалось загадкой, и вот на тебе – вылезло из-под земли в канун юбилея!
В июле завершились многолетние (с 2007 г.) исследования на Дворищенском раскопе, что за алтарём Никольского собора. Исследованные здесь нижние горизонты культурного слоя дали ценнейшую информацию о ранних этапах заселения этой части города до строительства церкви Святителя Николая. Во-первых, были найдены следы пахоты простейшим однозубым ралом, причём многократной, поскольку вспаханные борозды перекрещивались в разных направлениях. Ниже открылись ещё более удивительные вещи: в слое предматерикового песка были найдены кремнёвые орудия (стрела, скребки, отщепы), относящиеся к эпохе каменного века! Значит, на холме, увенчанном в XII в. Никольским собором, где-то во II-I тыс. до н. э. уже жили люди, охотники и рыболовы. Новгородцами их не назовёшь, но предками – уже можно. В дополнение к кремнёвым орудиям руководитель работ А. Андриенко может продемонстрировать и фрагменты синхронной ямочно-гребенчатой керамики.
Из других скромных по масштабам участков раскопок выделяются два – в Красном переулке и в Пролетарском проезде. Несмотря на то, что оба участка далеки от центров средневековой городской жизни, так второй и вообще – за валом Окольного города. Тем не менее, находки здесь также порадовали учёных. Эти исследования по российскому законодательству носят название «спасательных», поскольку проводятся перед строительством здания и имеют целью сохранить всю информацию о культурном слое, включая постройки и находки.
Так вот: в Красном переулке на глубине более 1 м была обнаружена большая жилая постройка XIII-XIV вв., а рядом с ней ещё и улица того же периода. Мостовая сохранилась на два яруса и пока ещё не обрела исторического названия, поскольку не очень-то укладывается в представления археологов о планировке и уличной сети города той эпохи. Но это уже дело кабинетной работы.
В Пролетарском проезде также получены важные результаты, тем более что изучение этой части округи древнего Новгорода началось в 2000-х годах. За последнее время благодаря раскопкам по ул. Троицкой и в Воскресенской слободе удалось установить, что дворовая застройка – с частоколами и уличными проездами – появляется здесь уже в XII веке. В этом году найдены новые доказательства того, что город даже после появления рва и вала Окольного не замыкался в этом кольце, а жил совместно со своими пригородами, слободами и запольями. Находки здесь, а это ювелирные изделия, нательные кресты, фрагмент стеклянного браслета, также указывают на XIII-XIV века как время активной хозяйственной деятельности.

Отлично, Константин!

Римская медная монета (фоллис) эпохи императора Константина I (323-337 г. н.э.). Найдена в раскопе на ул. Большой Московской, 30.Один из крупнейших раскопов, главный поставщик находок-сенсаций этого года, был заложен на ул. Большой Московской, 30. Старожилы города помнят, что ещё до начала 1970-х гг. здесь был двухэтажный домик с вывеской «Детский мир». Недавно городские власти продали этот участок под строительство мини-гостиницы, но ведь без раскопок никуда. Археологи из московского Института археологии РАН приступили к работам в первомайские праздники. Уже в начале июня они порадовали научный мир находкой замечательной накладки с изображением царя Давида-псалмопевца с гуслями, а также сидящих слева и справа слушателей в задумчивых позах.
По-настоящему неожиданной стала находка монеты, отчеканенной во времена византийского императора Константина Великого. Он известен тем, что своим эдиктом разрешил христианское вероисповедание во всей Римской империи, а ещё до этого в 330 г. перенёс столицу государства в город Византий (Константинополь). Константин почитается некоторыми христианскими церквями как святой в лике равноапостольных. В то же время Римско-католическая церковь не включила его имя в список своих святых.
Фоллис Константина, а это была большая  монета, введённая в оборот ок. 294 н.э. (название «фоллис» означает монету, счёт на которую шёл горстями и мешками), ко времени правления Константина был скромной бронзовой монетой, не содержавшей серебра. Вес монеты  около 4-5 гр. От фоллиса ведут происхождение наиболее ходовые монеты – пул Золотой Орды, а затем и древнерусское –пуло. Отсюда же и названия современных разменных денежных единиц Бахрейна, Иордании, Ирака, Кувейта, Объединенных Арабских Эмиратов и Йемена – филс, а также Афганистана – пул.
Для участников Археологической пятницы было особенно важно помнить, что она проходит в пятидесяти метрах от южной Мартирьевской паперти Софийского собора, где чудом уцелела фреска нач. XII в. с изображением императора Константина и его матери Елены, символизировавших в древнем Новгороде христианское миссионерство. Время вновь встретилось, спустя болле чем полторы тысячи лет. И разве это не восторг?

Видит око...

Фрагменты фресок ХII в. из Георгиевского собора.Особенно эмоциональным для слушателей стало выступление Владимира Седова – члена-корреспондента РАН, крупнейшего специалиста по новгородско-псковским архитектурным памятникам Средневековья. Именно ему выпала честь вести работы в Георгиевском соборе Юрьева монастыря, заключавшиеся в понижении уровня полов до первоначального (XII в.). Под плитами XIX века открылась неожиданная картина: бесконечное количество фрагментов древних фресок, при известном архимандрите Фотии сбитых со стен и уложенных в качестве подсыпки для новых полов. Этот акт вандализма можно и нужно осудить, но зато у археологов XXI века появилась реальная возможность попытаться собрать рассыпанный в прах ансамбль фресковой живописи времени строительства собора в 1119 году! Так же, кстати, поступили церковные власти в своё время и с Софийским собором, где на рубеже XIX-XX вв. были выброшены из церкви фрагменты сбитых фресок и каменные гробницы новгородских владык.
Находки этого года из собора Св. Георгия поражают: это не только изображения ликов святых, но и памятники эпиграфики. «Личнoе» письмо по мнению специалистов принадлежит литургическим сюжетам «Введение Богородицы во Храм» и «Чудо Святого Георгия о змие».
 Часть фрагментов штукатурки собралась в тексты, имеющие практически летописное содержание. В них говорится о смерти одного из сыновей князя Ярослава Владимировича, оставившего нам храм Спаса на Нередице в качестве мемориала своим умершим в 1198 г. двум мальчикам. Вторая надпись повествует о погребении в соборе новгородского архиепископа Антония, занимавшего кафедру в первой четверти XIII в. и описавшего своё путешествие в Константинополь после его захвата крестоносцами.
Само содержание надписей было представлено в докладе ещё одного члена-корреспондента РАН, непременного участника археологических исследований Новгорода на протяжении последних 25 лет Алексея Гиппиуса. Будучи специалистом по новгородскому летописанию, он обоснованно предположил, что на стенах собора велась своеобразная хроника погребения известных новгородцев. А среди них, как мы знаем, были мать и брат Александра Невского, в начале XVII века перенесённые в Софийский собор.
Весь представленный археологами набор информации вызывает чувство восторга, поскольку слушателям «археологической пятницы» вслед за докладчиками посчастливилось проделать удивительный путь от немых свидетельств прошлого – бревенчатых построек, уличных мостовых, ножей, гребешков, бусин и бубенчиков – до текстов на бересте и граффити, с упоминанием исторических лиц. Озвученные голосами учёных древние тексты с упоминанием известных новгородцев не могли не вызвать ощущения спиритического сеанса… Казалось, ещё мгновение, и в зале лектория появятся сами древние новгородцы, оставившие настолько реальные следы своей жизни и межчеловеческого общения, что границы времени оказались стёрты напрочь.

Сергей ТРОЯНОВСКИЙ,
заместитель генерального директора
Новгородского музея-заповедника