Лагерь зоологов находится в двух километрах от деревни Взвад в странном лесном домике. То ли резиденция лесника, то ли последнее строение заброшенной деревни, то ли руины пионерлагеря – за три часа расспросов я так и не узнал, откуда здесь дом.
Потому что было не до этого.

Таким ильменского коркодила  представляет новгородский мастер Святослав ТарасовНа столе посреди большой комнаты – несколько фотографий крокодила. Сделаны они здесь же, но ещё летом. Это не- большое, но толстое животное – скорее, смешное, чем страшное. В длину – чуть меньше полутора метров. Морда короче и толще, чем у крокодилов из зоопарка.

Петербургский учёный, академик РАН Иван Сергеевич Уж рассказывает, что в первый раз этого крокодила увидели местные рыбаки прошлой весной. Рептилия не трогала людей, но с удовольствием рвала сети, чем мешала промышленному рыболовству. Местные сначала боялись, потом привыкли, даже имя крокодилу дали – Вася.
В областном управлении МЧС говорят: паниковать не стоит. Есть вероятность, что это не хищное земноводное. Или крокодила-мутанта выпустил в озеро поклонник экзотической живности.
У учёных представления о находке другие.
Зоологи утверждают: найденный в Ильмене крокодил – представитель нового вида. А раз открыт новый вид, есть вероятность, что это – не случайно попавший в озеро представитель фауны Амазонки, а член местной популяции.
Пока единственного найденного крокодила изучают в Петербургском НИИ биохимии.
– Ловить Ваську, –  говорит Иван Сергеевич, – решили именно зимой. Метаболизм животного от холода замедляется, он впадает в анабиоз. Засыпает на зиму, как медведь.
– В берлоге? – спрашиваю я, потому что непонятно, как крокодил спит под водой.
– На мелководье. Температура воды подо льдом – плюс четыре градуса. В том, что крокодилу этого достаточно, нет ничего удивительного. Многие холоднокровные виды живут в таких условиях. Арктические рыбы, например.
Спрашиваю, не обидно ли Ивану Сергеевичу торчать тут, в экспедиции, когда его коллеги имеют дело с живым новгородским крокодилом в Питере.
– Здесь, при самом худшем раскладе, целая популяция этих хищников. Надо понимать, что пока у них есть достаточное количество рыбы, популяция будет расти. Если она уже сейчас велика и корма может не хватить, нет гарантии, что купаться в Ильмене будет по-прежнему безопасно. Но пока ничего сказать по этому поводу нельзя, случаев, когда крокодилы нападали на людей, в Новгородской области не зафиксировано.
Большой холоднокровный хищник может жить при низких средних температурах – это главное открытие биологов. Журналисты из какого-то федерального журнала спрашивают: объясняет ли метаболизм новгородского крокодила существование Лохнесского чудовища? Биологи из экспедиции отшучиваются, мол, объяснять-то объясняет, да только никакого чудовища нет.
Археологи утверждают, что ильменский «коркодил» упоминается ещё в XIV веке. До недавнего времени рептилия считалась фантазией летописцев. Теперь же биологи читают учебники истории и строят догадки. Не является ли новый вид тем  самым средневековым «коркодилом»? По неподтверждённым данным из журналов и с сайтов, которым автор не доверяет, похожих животных видели в реках Урала и  Тверской области.
В любом случае, пока не придёт отчёт из Петербургского НИИ биохимии, что-то конкретное говорить о крокодиле рано. Экспедиция Ивана Сергеевича Ужа начнёт прочёсывать побережье в конце января. Поиски и анализ планируется закончить в середине марта. Такой график позволит, если сбудутся опасения учёных, принять все необходимые меры обеспечения безопасности. Купаться в Ильмене запрещать никто не собирается.