В младшие школьные времена на 9 Мая из учеников делали живой коридор, сквозь который шел парад. После шествия нас, детей, отправляли по домам, а на площади начинался митинг. Даже не так – МИТИНГ. Именно таким, с большой буквы, это слово и осталось в моей памяти с тех времён. Что-то большое, грандиозное – волна народной радости или негодования.

Побывать на митинге с тех пор мне как-то не доводилось, и тут вдруг – вот он. Да не простой, а молодёжный: молодые люди Великого Новгорода собрались бороться за свои права. Явление для нашего города, прямо скажем, не-частое, стоило посетить.
Сбор был объявлен в субботу, 23 марта, с 13.30. Прихожу – полицейские, которые будут следить за участниками, есть, а самих участников – нет. Захожу в «Русь» погреться (морозный мартовский день как-никак), с мыслями, что митингующие могут быть равномерно распределены среди прохожих у торгового центра и я могу их не видеть. К счастью, к двум часам дня митинг становится более заметным. Появляются люди с плакатами, флагами, растяжками. На плакатах рисунки в стиле комиксов, посвященные последним реформам, на флагах – Ленин. Основной цвет – красный. Неудивительно, ведь организаторы акции – новгородские комсомольцы. Активисты выстраиваются в шеренгу, прямо как на линейке, пресса становится напротив. В образовавшемся коридоре ходят люди и совершенно не обращают на акцию протеста никакого внимания.
«Вы что это, так и будете просто стоять?» – раздаётся озабоченный голос, видимо, кого-то из прессы. «Нет, подождите, сейчас начнём, у нас мегафон есть», – отвечает руководитель регионального отделения организации «Ленинский Комсомол» и самый активный митингующий Константин Иванов. С этого момента митинг начинает развиваться стремительнее, появляется обещанный мегафон:
– А давайте покричим «Нет неэффективных школ – есть неэффективные правители»?
–  Давайте.
Лозунги ребята кричат громко, дружно, прохожие начинают оборачиваться, фотографировать на телефоны – заметили. Перехожу дорогу – там о митинге слыхом не слыхивали, перехожу обратно – митинг. Чудеса. Тем временем лозунги у комсомольцев кончились. «Странно, думаю, что же они будут делать заявленные во встрече В Контакте 1,5 часа?» 
Константин начинает рассказывать в мегафон о последних законах, против которых и протестуют: школы сельские теперь можно закрывать без участия сельских жителей, бюджетные места в вузах сокращают, плата за общежития повышается. Параллельно активисты раздают листовки и призывают новгородцев к ним присоединиться.  Новгородцы не присоединяются. «Почему?» – спрашиваю у них. В ответ досадливо дергают плечом: «Не интересуюсь!». Пока бегаю за прохожими, митингующие переходят к чтению резолюции. Резолюция – это как бы краткое содержание митинга с требованиями. В ней обо всём – об истреблении наркомании и алкоголизма, о поддержке молодых семей, о детях-сиротах и об образовании, конечно же. «Кто против принятия резолюции? Кто воздержался? Кто за?» – спрашивает чтец. Все единогласно «за», резолюция принята и будет отправлена в Министерство образования РФ. Что ж, счастливого ей пути.
«Вот и всё», – сообщает Константин. Смотрю на часы: 14.30. Как, это всё? Митингующие тем временем быстро собираются, вернее сказать – разбираются. «Народу мало было, да еще и замёрзла вся», – слышу,  жалуется одна из участниц. И правда – это всё. В общем первый в моей сознательной жизни митинг вышел совсем не таким событием, какое должно обозначаться этим гордым словом, у которого даже уменьшительно-ласкательной формы нет. Он же получился как раз таким – уменьшительно-ласкательным, но со всеми атрибутами – энтузиазмом, лозунгами, резолюцией.
Только вот почему? Скорее всего потому, что двадцать человек, которые туда пришли, не могут организовать что-то грандиозное. Почему их было так мало? «Я не верю в митинги, от них нет никакого эффекта, все законы и так примут, без нас», – так комментируют свою политическую пассивность опрошенные мной молодые люди. Вот и ответ. И в заключение немного удивительной нелогичности: «Я не хожу на митинги, потому что, пока они такие маленькие и незаметные, ничего их участники не добьются», – сказали некоторые из опрошенных. Поняли, в чем парадокс?

Юлия РОЖНОВА

Фото Анны БОЧАРОВОЙ