По данным новейших исследований мост соединял берега Волхова уже в середине X века. Эта гипотеза нуждается в тщательной проверке, а сейчас позволяет историкам ответить на некоторые вопросы о времени и месте положения самого древнего моста в России. Ранее считалось, что появление сооружений относится к первой трети XII века. Об этом сообщили в пресс-службе НГМЗ.

Подводно-археологические исследования, организованные Новгородской областной Федерацией подводной деятельности, Институтом археологии РАН и Новгородским музеем-заповедником при поддержке Инженерно-технического центра специальных работ (Санкт-Петербург), были возобновлены в конце марта этого года.

Применив новейший приборный комплекс для исследования дна реки Волхов, археологи выявили остатки сооружения, пересекавшего русло между Никольским собором и утраченным собором Бориса и Глеба. Об этом сообщил руководитель ИТЦ Спецработ Евгений Паль.

Руководитель подводных работ Айвар Степанов рассказал, что три образца, взятые из расчищенной от грунта и осыпи бутового валуна городни, были направлены в лабораторию изотопных исследований РГПУ им. А.И. Герцена (заведующая кандидат геолого-минералогических наук Марианна Кулькова). Исследование образцов показало, что бревнам около 1060 лет. Таким образом, обнаруженный мост мог существовать в середине X века. Для дендрохронологического датирования образцы малопригодны, поэтому для уверенности в результатах будут проведены повторные анализы в других научных лабораториях.

- У нас есть материалы Неревского раскопа, где самые ранние мостовые Великой улицы датированы  953 годом, - комментирует кандидат исторических наук, советник генерального директора Новгородского музея-заповедника Сергей Трояновский. - Этот материал свидетельствует о регулярном мощении улиц по определённой планировочной схеме города, в которую мост уже мог быть вписан.

Находка подтверждает и сообщение так называемой Иоакимовской летописи, на которую ссылался историк XVIII В.Н. Татищев в рассказе о крещении новгородцев: «В Новеграде людие, уведавше еже Добрыня идет крестити я, учиниша вече и закляшася вси не пустити во град и не дати идолы опровергнути. И егда приидохом, они, разметавше мост великий, изыдоша со оружием, и асче Добрыня пресчением и лагодными словы увесчевая их, обаче они ни слышати хотяху и вывесше 2 самострела великие со множеством камения, поставиша на мосту, яко на сусчия враги своя. <…> Идоша мнози, а не хотясчих креститися воини влачаху и кресчаху, мужи выше моста, а жены ниже моста».

- Несохранившийся текст летописи в пересказе Татищева подвергался сомнению в научных кругах. Теперь есть еще одно материальное свидетельство её достоверности, - считает Айвар Степанов. – Не менее интересна и сама находка. Это пятиугольный в плане забутованный камнем сруб – весьма трудоемкое и дорогостоящее сооружение. Расстояние между центрами остатков пяти просматриваемых опор составляет около 22 метров, что предполагает существование в древности весьма протяженных и сложных пролётов моста. Поскольку у сруба пока не выявлены настил для засыпки валуном и горизонтальные связи, встает вопрос – как его погружали на дно? Нерационально широкими выглядят врубки «рогатого угла», которые ухудшают гидродинамику всей конструкции.

Срубные опоры в разы прочнее свайных и вероятно прослужили долго. Однако у основания сруба не были обнаружены археологические находки. Это может свидетельствовать об отсутствии торговли на мосту (в отличие от XIV – XVI веков) и  размыва грунта между опорами из-за «стеснения» живого сечения реки опорами подобной конструкции.

После разрушения сруба бутовый валун высыпался и перегородил русло дамбой, доставив, очевидно, немало затруднений в судоходстве и возобновлении моста. Часть опор, недоступных для извлечения, послужила причиной обмеления, а четыре до сих пор возвышаются над речным дном. По этой причине строительство нового моста было перемещено на 170 метров вниз по течению. Конструкция опор моста стала свайной, по крайней мере, в первой трети XII века.

Интерес у археологов вызвали и два дубовых бревна - «скуловой» венец и свая, лежавшие рядом со срубом. Анализ показал, что, возможно, они принадлежали конструкции на 150 лет моложе, построенной в начале XII века выше по течению Волхова. Помимо мостовых конструкций в поверхностном слое речных наносов обнаружены немногочисленные находки битой керамики и металлических изделий, датируемых с XIV и вплоть до XIX века.